Вероятно, и вы до сих пор искренне считали, что формы жизни природы, различимые без микроскопа, можно разделить на две группы – растения и животные. Но это неверное представление: на самом деле их три – три великих царства высшей жизни. Третьим царством этого союза являются грибы, и они по меньшей мере так же распространены, как животные и растения. Значение же грибов намного больше, чем мы, как правило, себе представляем. Существуют не только те грибы, что знакомы нам по лесу, но и многочисленные микроскопические грибы, и они присутствуют действительно везде. Известно ли вам, что с каждым вдохом в ваши легкие попадает не меньше десяти спор грибов? Не спешите ужасаться: скоро мы с вами немного займемся медицинской микологией. Могу вас уверить, в ходе нашего путешествия, вы будете очень многим безгранично удивлены.

Начнем мы с самого элементарного: растения улавливают своими содержащими хлорофилл листьями энергию солнечного света и углекислый газ воздуха, а из земли с помощью корней высасывают питательные вещества, затем из всего этого синтезируют сахара, которыми и питаются. Между тем мы знаем, что это известное из школьного курса биологии положение далеко не полностью описывает биологические особенности растительного мира. Грибы связаны с почвой отнюдь не только своими корнями. Под землей корни грибов и растений тесно связаны друг с другом.

Рассказанная здесь история началась в ясный день конца лета 1980 года, когда я отправился в лес с красивой молодой женщиной. Добавлю, я шел туда с вполне определенными намерениями. Я был влюблен и хотел просить ее руки. Кроме того, только что прошли сильные дожди и лес обещал богатый урожай грибов, а к грибам я был неравнодушен с самого раннего детства. Мало того, я знал, что моя избранница ценила хорошую еду. Для двадцатитрехлетнего парня в фазе активного ухаживания это было вполне естественно – желать произвести самое лучшее впечатление. Результат моей тщательной подготовки к вылазке в дремучий лес выглядел так: два хрустящих батона испеченного в дровяной печи хлеба, разрезанных вдоль, обильно намазанных смальцем со шкварками, немного посоленных, присыпанных красным перцем и украшенных колечками репчатого лука. Кроме этого, я положил в рюкзак две хорошо охлажденные бутылки пива, завернутые в несколько слоев газеты.

Большинство людей очень мало знает о грибах. Между тем многие, не имеющие отношения к биологии, интересуются грибами больше, чем растениями. Может быть, так происходит, потому что плодовые тела грибов не просто съедобные, а еще и очень вкусные, конкурируют с самыми изысканными деликатесами? Но возможно, очарование грибов связано с чем-то более глубоким и разнообразным. В этой главе мы погрузимся в чудесный мир грибов и познакомимся с ними как с непревзойденными мастерами выживания, коварными хищниками, гениальными планировщиками и умелыми специалистами по реутилизации отходов.

Все отношения имеют свою историю, ибо они когда-то и каким-то образом начинаются. Если это начало отстоит от нас очень и очень далеко, наши представления о нем размываются. То же самое можно сказать и об отношениях грибов и людей.

Отношения с грибами начались сотни тысяч лет назад или даже больше – уже во времена первых гоминид. На всех этапах долгого развития от первых человекоподобных существ до конечного результата, который мы гордо именуем человеком разумным (Homo sapiens), наши предки не только видели грибы, они использовали их, так же как использовали растения и животных, и судили о них в соответствии с их полезностью. Еще и сегодня мы можем наблюдать, что предположительно стояло у истоков нашего отношения к грибам.

Постараемся понять, как, согласно современным научным представлениям, вообще появились грибы.

Этот материал настолько сложен, что даже те, кто в течение десятков лет изучал биологию, едва ли знакомы с кратко изложенной здесь историей эволюции грибов. Дело в том, что взгляды на то, как связаны друг с другом ветви древа жизни, за последние годы радикально изменились. Часть названий, всплывающих в современных научных публикациях, появилась всего несколько лет назад: Amorphea, Diaphoretickes, Archaeplastida (к ним относятся растения), Excavata, ну и, естественно, в высшей степени важная Opisthokonta. Вы никогда не слышали этого названия? Не тревожьтесь: заслуженные ученые, которые привыкли к прежней систематике, тоже ни о чем таком не слыхивали.

Они уже среди нас! Более того, они и внутри нас…

Мы говорим не о злобных инопланетянах, внеземных существах, мы сообщаем важную микологическую информацию о существах подземных. Точнее, о грибных спорах, представляющих собой крошечные частицы, являющиеся длительной стадией развития гриба, в течение которой происходит его распространение. Размеры спор составляют от 2 до 200 микрометров, они продуцируются плодовым телом в так называемых гимениях в невообразимо огромных количествах. Этот плодоносный слой мы чаще всего наблюдаем в виде пластинок или трубок.

Грибы живут преимущественно на суше, но их можно найти в гидросфере, в морях и пресноводных водоемах, где они распространены весьма широко. Живут они и в воздухе, как нам уже известно. Мы находим их повсюду – от Арктики до Антарктики, от тундры до тропических джунглей. Немало грибов вездесущи, другие крепко привязаны к определенным климатическим зонам и ареалам обитания. Споры грибов могут распространяться через океаны, но было бы неверно полагать, что многие грибы должны встречаться практически повсеместно. С биогеографией грибов все обстоит не так просто.

Как на самом деле выглядит их распространение? За последние два десятилетия современные молекулярно-генетические методы исследования позволили точнее оценить способы распространения грибов. Поскольку распространение тесно связано с изменением климата, микогеография, наука о географическом распределении грибов, находится в центре всех исследований на эту тему. Изменение климата возымело для распространения грибов два главных следствия. Во-первых, новые виды грибов попали в области, остававшиеся для них до сих пор чуждыми. Во-вторых, изменились сроки оплодотворения и образования плодовых тел. С одной стороны, это означает следующее: к радости грибников, сезон сбора грибов в ближайшем будущем, возможно, будет начинаться раньше и длиться дольше, правда, при этом повысится опасность появления пришлых ядовитых видов, пока нам неизвестных. А с другой стороны, к ужасу лесничих, грибы, паразитирующие на древесине, станут активными в теплые зимы, а в дополнение к этим паразитам могут добавиться новые паразитирующие виды, пока неизвестные нам в Центральной Европе. Это еще одна причина уделить особое внимание данной теме.

Немецкая туристка, отдыхавшая на одном из южных островов, прошлась по полю мимоз и получила аллергическую реакцию. Во время полета домой она потеряла сознание, и пилотам пришлось посадить самолет на острове Ньюфаундленд. Туристку лечили в госпитале в течение шестнадцати дней. И тем не менее осмелюсь спросить: кто из вас испытывает панический страх перед мимозами? Несмотря на то что бесчисленные растения и животные могут быть чрезвычайно ядовитыми, люди в большинстве своем мало их боятся, но зато испытывают какой-то иррациональный страх перед грибами.

Уже прославленный греческий врач Педаниос Диоскурид, живший в I веке н. э., рисовал черно-белые изображения грибов, которые, по его мнению, делились всего только на две категории: «одни грибы пригодны в пищу, а другие являются смертельными ядами». Диоскурид полагал, что ядовитость гриба определяется условиями места его произрастания. Так, ядовиты все грибы, которые растут вблизи ржавеющего железа, гниющей ткани, змеиных гнезд или деревьев с ядовитыми плодами. Это, конечно, совершеннейший вздор, но врачи уже тогда знали, что чрезмерное употребление в пищу съедобных грибов может вызвать ощущение тяжести в желудке.

Из предыдущих глав мы уже знаем, что наши отношения с грибами имеют весьма и весьма почтенный возраст. Как и все многолетние отношения, они тоже подвержены превратностям судьбы: если раньше мы были готовы дать голову на отсечение, что доверие и симпатия никогда не иссякнут, то по прошествии времени вдруг в ужасе застываем перед тем фактом, что, оказывается, все давно изменилось и о прежнем доверии уже не может быть и речи. Близкий человек превратился в чужака, показав те стороны своей личности, о которых мы прежде даже не подозревали.

То, что верно для человеческих отношений, верно и для взаимоотношений с грибами. В нашем милом микологическом кругу знакомств в последние годы обнаружилось, что некоторые старые друзья оказались ядовитыми и весьма неприятными субъектами.

Виной этой драмы в наших отношениях с грибами стал прогресс науки. Микологи все лучше и лучше понимают связь между грибницами и плодовыми телами. Расширяются и наши представления о таинственном подземном мире сплетений гиф. Становится ясно: многое из того, что нам встречается, оказывается не таким, как мы думали раньше. Друг-гриб сам заботится о том, чтобы мы отказались от старых убеждений и от того, что «все всегда делали». Дело в том, что и в отношениях с грибами очень важно время от времени менять старую колею. Надо принимать новшества и подчас навсегда прощаться с прошлым.

Представим себе, что на дворе 3200 год до н. э. Неолит, поздний каменный век, впереди – бронзовый век. В долинах уже пахнет весной. В горах, в Этцтальских Альпах, на высоте 3208 метров над уровнем моря некий человек решил подкрепиться жареным мясом горного козла и заодно немного отдохнуть. На голове у человека шапка из меха бурого медведя, согревает Этци куртка в продольную полоску из бурого и белого меха. На нем штаны из меховых лоскутов, сшитых жилами животных. Таким образом, для своего времени этот человек одет очень неплохо. Весомую часть его амуниции составляют бронзовый топор, лук, стрелы и кремневый кинжал, а также наплечный мешок и жаровня. На поясе у человека сумка, а в сумке довольно интересные вещи. Наш Этци не подозревает о грозящей ему опасности, но у него есть враг, стремящийся лишить его жизни и внимательно следящий за беспечным противником. Стрела поражает его в тот момент, когда он намеревается снова отправиться в путь. Враг добивает его сильным ударом камня по голове, а потом бросает на месте труп и всю амуницию.

Снег покрывает место произошедшей трагедии, но 5200 лет спустя этот убитый получил имя Этци, став человеком из Тизеньоха, человеком из Хауслабьоха, ледяным человеком или Симилаунской мумией. Известен он и под другими именами и прозвищами. Обнаруженная в Этцтальских Альпах мумия стала мировой знаменитостью.

Что бы вы предположили, увидев в осеннем лесу человека, ведущего на поводке свинью? Человек, несведущий в грибах, наверное, подумает, что здесь, вдали от проторенных тропинок, какой-то чудак выгуливает странное домашнее животное, с которым они на пару ломятся сквозь кустарник. На всякий случай такой свидетель постарается свернуть в сторону, чтобы избежать непосредственного контакта. Правда, и хороший знаток грибов постарается отойти в сторону, потому что поймет, что человек со свиньей занят поиском благороднейших обитателей леса – трюфелей. Высокий интеллект свиней и их тонкое обоняние позволяют учуять этот ароматный гриб и помочь хозяину определить место его нахождения. Но, найдя трюфель, свиньи не всегда бывают твердо убеждены в том, что добыча принадлежит не им, а их хозяевам. Тот, кто хочет сохранить в тайне место произрастания трюфелей, поступит разумно, если пойдет за ними не со свиньей, а со специально обученной для поиска трюфелей собакой. Через трещины в почве собаки охотно вытаскивают трюфели наружу, а кроме того, не вызывают удивления и не бросаются в глаза, как свиньи, и любителю этих королевских грибов не придется опасаться, что за ним последуют желающие узнать, где находится заветное место. Дело в том, что знающий трюфельное место человек может буквально озолотиться.

Когда растут съедобные грибы? Некоторые грибы не соблюдают сроки, предписанные им в книгах об их росте, поскольку важнее всего – особенно в периоды климатических изменений – условия, в которых могут развиваться подземные мицелии до появления плодовых тел. Хватило ли в этом году воды? Соответствует ли норме среднегодовая температура воздуха? Это очень важные факторы, от которых зависит, будет в этом году хороший грибной сезон или нет.

Помимо этого, грибам присущи также таинственные внутренние циклы, обусловленные факторами, далеко не все из которых нам известны. Каждый любитель грибов знает об этом на своем печальном опыте: иногда грибы растут интенсивно, а потом их снова нет… Каждого в конце лета и осенью снедает тревога и желание не упустить возможности, которые неостановимо утекают и которые снова представятся только в следующем году или даже позже. Между тем наступает холодное время года, время микологической спячки, когда грибов в принципе нет. Или… все же надежда есть?

Большинство людей – и это касается в том числе заслуженных биологов и профессоров – ничего не слышали о морских грибах. Тем не менее грибы живут в морях так же, как и везде, причем в невообразимом количестве. Там они участвуют в круговороте веществ и в пищевых природных сетях столь же эффективно, как и на суше. Магнус Иварссон даже считает, что «они составляют большую часть сложных одноклеточных существ морского дна… и даже существуют в подводных базальтовых породах. Они, возможно, являются частью глубинной биосферы, а значит, эти экосистемы куда более сложны, чем мы думали». Понятно, что нельзя представлять себе морские грибы просто как водные эквиваленты белых грибов, грибов-зонтиков или лисичек. Рассмотреть эти мельчайшие организмы можно только под микроскопом, да и удастся это лишь специалисту, вооруженному знаниями о том, где и как искать морские грибы. В отличие от самих морских грибов, такие специалисты встречаются исключительно редко.

Кто такие муравьи, знает каждый ребенок. Куда менее известны многообразные стратегии питания этих насекомых. Всеядными муравьи бывают редко; как правило, способы питания их в той или иной степени специализированы. Многие наверняка хотя бы один раз слышали о том, что муравьи защищают от врагов колонии тлей, чтобы «доить» их, получая сладкую медвяную росу. Другие муравьи питаются падалью. Немало существует хищников, «разбойников», среди которых наиболее известны кочевые муравьи, которые, помимо беспозвоночных, охотятся на мелких рептилий, птиц и млекопитающих. Есть собиратели и пожиратели семян; муравьи, делающие запасы зерна; муравьи, время от времени промышляющие воровством; профессиональные воры. В мире муравьев существует рабство, социальный паразитизм и многое-многое другое. Представители некоторых видов устраивают подземные грибные фермы – муравьи занимаются этим миллионы лет, они начали строить такие фермы, когда не существовало ни людей, ни их далеких предков, и задолго до того, как людям пришла в голову идея последовать в этом отношении примеру насекомых.

Мы уже знаем, что наука о грибах не считается частью ботаники. Микология – это самостоятельная научная дисциплина. Существует одна группа живых организмов, которая ставит в науке все с ног на голову, – это лишайники.

Когда мы внимательнейшим образом рассмотрим в этой главе лишайники, или Lichenes, то поймем, что имеем дело отнюдь не с какими-то малозначительными, влачащими незаметное существование созданиями, не бросающимися людям в глаза, как это обычно бывает с микроорганизмами. Лишайники господствуют, занимая огромные жизненные пространства и участки суши. Правда, нам придется отправиться в экстремальные климатические зоны. По всему миру распространено 25 000 видов лишайников. Они обитают в самых неприветливых местах планеты. Но насколько адекватно специалисты описывают эти смешанные существа, состоящие из двух, а иногда и из трех организмов? Уже беглый обзор заглавий материалов в интернете показывает, что в этом вопросе наблюдается изрядная путаница: «Низшие целительные растения. Грибы – водоросли – лишайники» (Die niederen Heilpflanzen. Pilzen – Algen – Flechten), или «Мхи, папоротники и лишайники» (Moose, Farne und Flechten), или даже «Лишайники. Двойные существа из гриба и водоросли» (Flechten Doppelwesen aus Pilz und Alge).

Как начались наши отношения с грибами? Этот вопрос был задан в самом начале книги. Начало кроется во тьме доисторической эпохи, и мы никогда не узнаем подробностей нашего знакомства с этими организмами. Несомненно одно: наши предки питались грибами и использовали их с разнообразными целями, среди прочего для проведения шаманских ритуалов и лечения разных болезней. Вероятно, с началом неолитической революции стали постепенно развиваться биотехнологические опыты с большой пользой для возникавшей цивилизации. Грибы использовали для приготовления сыра, хлеба, вина, пива и других продуктов питания.

С промышленной революцией и с развитием науки появились и другие способы применения грибов, которые в наши дни стали важнейшей для современных биотехнологий группой живых организмов. В промышленных масштабах грибы сегодня используются для производства продуктов питания и кормов, антибиотиков, ферментов, стероидов, алкоголя, органических кислот и витаминов. Многие люди даже не подозревают о том, что в напитках и других продуктах питания вездесущую лимонную кислоту (не путать с лимонным соком!) давно не получают из лимонов, а уже в течение нескольких десятилетий производят с помощью соответствующих грибов, а именно с помощью аспергилла черного (Aspergillus niger). Грибы все чаще используют для производства моющих средств с биотензидами, активными очищающими веществами, которые загрязняют окружающую среду в меньшей степени, чем традиционные моющие средства и стиральные порошки.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru