Когда землю пригреет весеннее солныш­ко и растает сковывавший ее лед, в каждом водоеме — будь то крохотный заросший ти­ной пруд или старица полноводной реки, огромное озеро или с трудом пробивающий дорогу ручеек, а то и просто придорожная канава, до краев залитая вешними вода­ми, — везде можно увидеть жаб, лягушек, тритонов и саламандр, их икру или голова­стиков. Эти всегда холодные на ощупь, с голой, покрытой слизью кожей, так мало похожие друг на друга существа относятся к одному из самых интересных классов жи­вотных, называемых амфибиями, или зем­новодными.

Амфибия — слово греческое. В переводе на русский язык оно означает «двоякоживущий». Это научное название животных. По-русски их чаще называют земноводными, подтверждая, что они на самом деле двоякоживущие. Действительно, большинство ам­фибий одинаково хорошо чувствуют себя и в воде, и на суше. Весной они уходят в воду.

Россия по численности населения всегда опережала западно-европейские страны. Не­даром царь Петр I, чтобы было нетрудно раз­бираться в том, кто есть кто, и знать, как следует относиться к каждому из своих под­данных, обнародовал в 1722 году Табель о рангах, в соответствии с которым поделил военных и чиновников своего государства на 14 классов.

На земном шаре имеется множество рас­тений и животных. Чтобы как-то ориентиро­ваться в этом бесконечном разнообразии, так­же потребовалось создать классификацию живых организмов — своеобразный табель о рангах, чтобы, знакомясь с любым растением или животным, сразу можно было получить представление о его положении относительно других растений и животных.

Амфибии появились на Земле около 300 миллионов лет назад. В те отдаленные време­на влажный климат Земли, видимо, стал перемежаться периодическими сезонными за­сухами. В обмелевших, прогретых солнцем во­доемах массами отмирали и гнили растения. В зеленовато-коричневой жиже на дне водоема содержание кислорода быстро уменьшалось. Рыбам поневоле приходилось высовывать го­лову наружу... и заглатывать воздух.

Однако, когда вода испарялась полностью, в липкой кашице из донного ила и гниющих растений рыбообразные существа жить уже не могли. Необходимо было выбраться на сушу и попро­бовать отыскать поблизости еще не пересох­ший водоем. Это и послужило толчком к появ­лению кистеперых рыб, уже отчасти приспо­собившихся дышать атмосферным воздухом и имевших хорошо развитые парные плавники, с помощью которых можно было выбираться на берег. Делать это их, по-видимому, застав­ляло и обилие пищи — наличие бесчисленных полчищ насекомых, первыми заселивших су­шу. От этих древних кистеперых рыб и про­изошли амфибии. Вот почему у них так много общих черт с рыбами.

Амфибии, населявшие Землю в давние времена, были огромных размеров. Длина че­репа крупных лабиринтодонтов каменно­угольного периода превышала метр. Соответ­ственно и сам лабиринтодонт был весьма больших размеров. Современные хвостатые земноводные по сравнению с ним кажутся просто пигмеями. Самая маленькая из них — карликовая мексиканская безлегочная сала­мандра, — даже прожив много лет, едва до­стигает в длину четырех сантиметров, а са­мая большая — гигантская саламандра (або­риген Южного Китая и Японии) — имеет длину 150-170 сантиметров и весит до 70 ки­лограммов — размер большого крокодила. Сходство усиливают достаточно большие и острые зубы, которыми животное ловко пользуется.

Амфибии первыми из позвоночных жи­вотных приобрели настоящие пятипалые конечности, но у их современных потомков из числа хвостатых земноводных они не в большой чести.

Чем больше вид связан с водой, тем мень­ше животные нуждаются в конечностях. У угревидной амфиумы при длине тела 1 метр размер лапок 2-3 сантиметра. У сирена задние конечности отсутствуют вовсе. Коли­чество пальцев сокращается до 3 или 2, а иногда даже до одного. Когтей на пальцах нет. Среди немногих исключений — семиреченский лягушкозуб и уссурийский когтис­тый тритон.

Свыше половины хвостатых амфибий постоянно живут в водоемах или проводят там большую часть года. Водные формы уме­ют отлично плавать, зато на берегу беспо­мощны. Сухопутные саламандры, хотя и воз­вращаются ежегодно для размножения в воду, плавают намного хуже, однако манеру передвижения в воде они переняли от рыб и плавают при помощи своего хвоста, а лап­ками, как это делают собаки, воду не загре­бают. У некоторых хвостатых амфибий меж­ду пальцами есть перепонки, но в воду они не заходят.

Настоящие водные животные для дыха­ния, точнее, для извлечения из воды кислоро­да, используют жабры — специальные выро­сты тела, торчащие наружу, или, как у рыб, скрытые в полостях. Выросты имеют богато разветвленную сеть кровеносных сосудов и тонкие покровы. Через них кислород из воды легко проникает в кровеносные сосуды и кро­вью разносится по всему телу.

Хвостатые амфибии проводят свою юность в воде и в это время пользуются жаб­рами. Однако, становясь взрослыми, они их утрачивают. Лишь у сирена, протея, слепой саламандры и немногих других примитив­ных видов амфибий жабры или жаберные щели остаются на всю жизнь. Одни из них продолжают ими пользоваться до самой ста­рости, для других жабры становятся всего лишь воспоминанием о своем водном проис­хождении.

Большинство амфибий отказалось от жабр и обзавелось легкими. Однако легкие у них весьма примитивны и плохо справляют­ся со своими обязанностями, в связи с чем хвостатым амфибиям потребовались допол­нительные устройства. Специально ничего придумывать не пришлось. Проще всего бы­ло приспособить для этого кожу. У многих представителей класса амфибий она и стала главным дыхательным органом. Кроме того, все амфибии умеют извлекать кислород с помощью слизистой оболочки рта. Этот спо­соб годится и в воде, и на суше.

Роль кожного дыхания в жизнедеятель­ности различна. Чем толще и грубее кожа у животного, тем труднее через нее проникает кислород. У аллеганского скрытожаберника, весьма крупной амфибии, легкие хотя и достаточно велики, но плохо снабжены кро­веносными сосудами. Живя в мелких и быс­трых ручьях и речках, где всегда достаточно кислорода, скрытожаберник легкими почти не пользуется. Они выполняют у него скорее функцию поплавка, вроде плавательного пузыря рыб.

Жизнь хвостатых амфибий находится в самой тесной зависимости от наличия влаги. Большинство из них так и не сумело приспо­собиться к жизни в засушливой зоне вдали от водоемов. Потребность в воде столь велика, что наземные виды в сухую погоду прекра­щают всякую активность и не покидают убе­жищ во влажной лесной подстилке, под кам­нями и в глубоких норах. Значительные потери воды должны быть срочно воспол­нены. Для этого лучше всего окунуться в ближайший водоем или хотя бы найти влаж­ный участок почвы и, прижавшись к нему брюшком, впитать, как промокашка, влагу.

Тритоны и саламандры поглощают влагу всей кожей. На боках у них реберные бо­роздки — тончайшие углубления в коже, работающие как капиллярные насосы. На су­ше они используются для транспортировки воды с брюшной стороны на спину и бока для равномерного их увлажнения.

Температура тела амфибий зависит от температуры окружающей среды. Это свой­ство дает им некоторые преимущества. Толь­ко благодаря тому, что они не испытывают необходимости вести постоянную напряжен­ную борьбу за поддержание температуры сво­его тела на необходимом уровне, амфибии могут позволить себе иметь маленькие раз­меры, весьма незначительную массу и удли­ненную форму тела. Это совершенно недо­ступно теплокровным животным, даже жи­вотным, живущим в тропиках, так как при подобной форме тела его объем незначителен, а площадь поверхности относительно велика, и поэтому тепло из него улетучивается значи­тельно быстрее, чем взамен могут вырабаты­ваться новые порции тепла.

Хвостатые амфибии живут по строгому распорядку. День они проводят где-нибудь в тени, в надежном убежище, где достаточно влажно и не очень жарко, а ужинают в сумерках. Завтракать и обедать у них не принято. Большинство хвостатых амфибий едят один раз в сутки.

В еде хвостатые амфибии не приверед­ливы, лишь бы пища была «мясной». Они убежденные хищники. Вегетарианцев в их среде нет. Лишь немногие хвостатые амфибии разнообразят свое меню растительной пищей, например древесными грибами. У некоторых из них есть зубы. Они мелкие, имеют кони­ческую форму и направлены остриями назад, что помогает тритонам и саламандрам удер­живать добычу, которую они заглатывают целиком, не разжевывая. От соприкоснове­ния с жесткими хитиновыми панцирями на­секомых и мелких ракообразных зубы быст­ро снашиваются и выпадают, но на их месте скоро вырастают новые.

Особыми охотничьими талантами хвоста­тые амфибии не блещут. Их охотничьи при­емы однообразны и просты. Сухопутные саламандры ищут добычу на земле. Древес­ные саламандры промышляют по кустам и деревьям. Земляные пепельные саламандры в сумерках целыми компаниями забираются на невысокие растения и успешно истреб­ляют слетающихся сюда ночных вредителей.

Охотятся они главным образом на «дичь», передвигающуюся со скоростью не более 7 сантиметров в секунду. Заметив подвижный объект, тритон или саламандра поворачива­ются к нему и, убедившись, что он похож на добычу, начинают преследование. Если ог­ненная саламандра приблизилась к добыче на расстояние до 3 сантиметров, то той уже не спастись, даже если она надолго замрет. Немного поколебавшись, саламандра напа­дает и на неподвижную жертву.

Хвостатые амфибии — существа слабые, беззащитные. В схватках с более сильным противником они не могут постоять за себя. У большинства хвостатых амфибий нет зубов, нет когтей, нет ни острых плавников, как у рыб, ни панциря, как у черепах. Толь­ко у гигантской саламандры зубы достига­ют такого размера, что она может ими защи­щаться.

Очень немногие хвостатые амфибии обза­велись оружием. В числе наиболее изобрета­тельных можно назвать иглистого тритона. Он защищается... специально и не придума­ешь — своими ребрами. Ребра у всех позво­ночных животных, а только у них они и бывают, спрятаны под кожей и нередко еще прикрыты мышцами. А вот у иглистого тритона их острые кончики могут высовы­ваться наружу. По обоим бокам этих неболь­ших созданий находится цепочка контрастно окрашенных «пуговок» — специальных утолщений кожи с крохотными отверстиями, из которых выглядывают тончайшие иголки ребер. По этим признакам хищник может легко догадаться, с кем имеет дело.

Самое действенное оружие бесхвостых амфибий — яд. В какой-то мере ядовиты все тритоны и саламандры, а некоторые по-настоящему опасны. Вырабатывается яд у них в больших парных железах, расположен­ных позади глаз, и в более мелких железках, разбросанных вдоль спины.

Железы, как бородавки, слегка выступают над поверхнос­тью кожи. Секрет слизистых желез тоже содержит яд, но более слабый. Никаких при­способлений для выбрасывания его наружу у них нет. Яд выдавливается при натяжении кожи или при сдавливании в зубах хищника. Железы выделяют вязкую белую жидкость, пахнущую мускатом.

Большинство людей и не подозревают, что европейские тритоны ядовиты. В действитель­ности, малыши, притащившие домой банку с тритонами, ничем не рискуют. Для человека их яд не опасен. Но ящерица, схватившая тритона за голову, вскоре погибнет от па­ралича дыхания и остановки сердца.

Многие животные умеют производить звуки и используют для этого самые различ­ные приспособления. Кузнечики стрекочут, потирая друг о друга надкрылья. Комариный писк производят интенсивно работающие крылья этого насекомого. Раки и креветки громко щелкают своими клешнями, а неко­торые рыбы пользуются своим надутым плавательным пузырем как барабаном. У каждого существа свой особый «музыкальный инструмент».

Амфибии изобрели для произ­водства звуков такое приспособление, кото­рое стало широко распространенным «музы­кальным инструментом» и используется мно­гими животными. Это голосовые связки. Впервые они появились у амфибий, а наи­большее развитие получили у птиц и млеко­питающих. Людям голосовые связки позво­ляют и говорить, и петь.

Образ жизни хвостатых амфибий однооб­разен. У них мало забот: не засохнуть, не перегреться, если погода позволяет, раздо­быть что-нибудь съестное, найти на зиму надежное убежище, а весной обзавестись потомством. Это вовсе не означает, что три­тоны и саламандры безнадежно глупые существа. Тигровых саламандр несложно научить находить дорогу в простом т-образном «лабиринте» (так называют это приспо­собление ученые). Иными словами, саламан­драм нужно было запомнить, что, дойдя по узенькому коридорчику до развилки, имею­щей форму буквы «т», чтобы попасть в убе­жище, им необходимо было свернуть на­право. И они, поблуждав в этом лабиринте какое-то время, запоминали дорогу и боль­ше ошибок не делали.

Углозубые представляют собой небольшое семейство. В нем насчитывается всего 5 ро­дов, объединяющих порядка 30 видов. Эти малозаметные невзрачные существа, формой тела похожие на обычных тритонов, — азиа­ты. Только самый распространенный сибир­ский углозуб, широко распространившийся по всей Сибири, встречается и на европей­ской части России.

Свое название углозубы получили в связи с тем, что их крохотные конические зубки за­гнуты назад или растут под углом к плоскости рта и, конечно, тоже направлены назад. Это удобное приспособление позволяет углозубым надежно удерживать во рту пойманную добы­чу. Конечно, разжевать добычу такими кривы­ми зубами трудно, да и зубы можно обломать. Но амфибии, и углозубы в том числе, глотают пищу целиком и жевать ее даже не пытаются.

У сибирского углозуба есть и второе, не менее прочно закрепившееся за ним назва­ние — четырехпалый углозуб. Дело в том, что у всех углозубов на передних лапках име­ется по четыре пальца, а на задних по пять. Только у сибирского углозуба количество пальцев на всех лапках одинаковое — четы­ре. Трудно сказать, почему он отказался от пятого пальца.

Скорее всего, потому, что в отличие от своих ближайших родственников обитает в медленно текущих водах равнин­ных рек, а то и в стоячих водоемах, где ему не приходится судорожно цепляться за коря­ги и подводные растения, опасаясь, что стре­мительное течение унесет его далеко от род­ных мест, вниз, в долины, в более спокойные реки с теплой и бедной кислородом водой, где не будет комфорта.

Представители семейства скрытожабер­ных среди амфибий во многих отношениях самые-самые. 

Во-первых, по количеству ви­дов это семейство относится к числу самых маленьких. В него входят всего два рода, объединяющих лишь три вида удивительных созданий.

Во-вторых, к этому семейству относятся самые крупные современные амфи­бии. И, наконец, скрытожаберные принадле­жат к числу самых примитивных амфибий и ведут исключительно водный образ жизни, покидая воду лишь в редких случаях.

Свое название скрытожаберные получили за то, что во взрослом состоянии у них отсут­ствуют жабры, но сохраняются 2-4 жабер­ные дуги, заставляющие как бы предпола­гать, что жабры у них скрыты в глубине, как это бывает у некоторых головастиков, когда они расстаются с наружными жабрами.

Известно два вида исполинских сала­мандр — китайская и японская. Живут они, соответственно, в Китае — от провинции Квангси на юге до провинции Шеньси на се­вере и в Японии — на островах Хондо и Киушу. Обитают исполины только в горных водоемах с чистой, холодной, главным обра­зом, проточной водой.

Внешне эти животные были бы похожи на тритонов и еще больше на углозубов, если бы не существенная разница в размерах. Китайская исполинская саламандра дости­гает в длину 180 сантиметров и весит около 70 килограммов. Стандартная кровать ей, пожалуй, была бы коротковата. Японская саламандра чуть меньше. Длина ее не превы­шает полутора метров. Но, может быть, японцы просто не дают своим саламандрам дорасти до предельных размеров. Ведь испо­линские саламандры съедобны и повсеместно считаются отменным деликатесом.

Аллеганский скрытожаберник по разме­рам серьезно уступает своим исполинским родичам, но крошкой его, конечно, не назо­вешь.

Самцы достигают в длину 70 сантиме­тров, самки могут быть на 5 сантиметров длиннее. Тело их окрашено в серый или жел­то-серый цвет с черными пятнами по всей спине. По бокам тела и краям задних лап тянется кожная складка-оторочка. Обитает аллеганский скрытожаберник в Северной Америке на территории США. Живет в быст­ротекущих реках, предпочитая мелкие поро­жистые места и быстринки на перекатах.

Питается так же, как исполинские сала­мандры, естественно, не нападая на слишком крупную добычу.

Период размножения скрытожаберников падает на осень.

К семейству сиреновых тоже относятся всего два рода, объединяющих лишь три вида амфибий: большого, карликового и по­лосатого (грязевого) сиренов. Обитают они на юго-востоке США. Шире всех распростра­нен и более многочисленен большой сирен. У него угревидное тело длиною до 1 метра. Два других сирена поменьше — их длина состав­ляет 15-35 сантиметров. Задних ног нет, а на маленьких слабых передних лапках всего по 4 пальчика. Окраска тела большого сирена сероватая.

На маленькой голове три пары ветвистых жабр, но кроме них есть и хорошо развитые легкие. Поэтому сирены могут жить в ма­леньких мелких прудах, канавах или болот­цах, где вода хорошо прогревается и содер­жит мало кислорода. Если жабры не справ­ляются с дыханием, сирен начинает дышать с помощью легких, регулярно поднимая голову к поверхности воды.

Семейство протеев тоже крохотное. Оно объединяет два рода: европейских протеев с одним-единственным видом протеев — ольмом (местное название протея) и 5 видов, относящихся к роду американских проте­ев — нектурусов: алабамский, прибрежный, речной, пятнистый и карликовый. Нектурусы в отличие от европейских родственни­ков живут в открытых водоемах.

Ученые считают, что протеи всего лишь личинки каких-то неизвестных саламандр, которые хотя и могут приносить потомство, но полностью утратили способность становиться по-настоящему взрослыми.

По греческой мифологии Протей — это морское божество в облике седого старца, который подчинен самому владыке морей богу Посейдону. Жил он близ Египта на ос­трове Фарос, где пас тюленьи стада Посей­дона. Его женой была Псамата — богиня морского песка.

В отряде хвостатых амфибий семейство саламандр, или настоящих саламандр, как их часто величают, считается большим. В не­го входят 15 родов и свыше 50 видов. Кроме Австралии, они встречаются на всех других континентах. К общим признакам саламандр, кроме характерной формы тела, отно­сятся наличие зубов на верхней и нижней челюстях и подвижные веки.

По учению средневековых каббалистов, саламандра — это дух огня, живущий в огне и состоящий из огня. Видимо, неслучайно одну из самых распространенных в Западной Европе саламандр, относящуюся к наиболее типичному для всего семейства роду сала­мандр, назвали огненной.

Это довольно большое животное, достига­ющее 20-28 сантиметров, при этом чуть меньше половины длины приходится на округлый хвост. Саламандра окрашена в бле­стящий черный цвет с крупными ярко-жел­тыми пятнами неправильной формы, раз­бросанными по всему телу. Окраска такая яркая, что при солнечном освещении может показаться, будто из груды уже остывших углей вырываются язычки пламени.

С незапамятных времен тритона считали морским животным. Позже греческие леген­ды объявили его сыном морских владык Амфитриды и Посейдона. Его изображали с человеческим носом, с широким ртом, пол­ным звериных зубов, с зелеными волосами и жабрами возле ушей. Вместо ног у тритона был дельфиний хвост, а в руках он постоянно держал раковину морского моллюска, пре­вращенную в музыкальный рожок. Зычными звуками своего «музыкального» инструмента он вызывал на море волны или успокаивал волнение.

Позже греки стали считать, что трито­ны — это вездесущие морские создания вро­де сатиров — лесных демонов. Они якобы прислуживают морским богам, и без их уча­стия на море не обходится ни одно событие. Непонятно, почему греки связывали трито­нов с морем, ведь ни одна амфибия не при­способилась к жизни в морской воде.

Обыкновенный и гребенчатый тритоны  — братья и очень похожи друг на друга, если не внешне, то во всяком случае своим поведе­нием. Почти всюду они живут рядом и нере­стятся в одних и тех же водоемах, только гребенчатый тритон встречается реже обык­новенного и уступает ему по численности в 5-6 раз. Обыкновенный тритон населяет всю Западную Европу, кроме Испании и юга Франции, на востоке доходит до Алтая, на севере освоил юг Швеции и Карелии, а на юге доходит до черноморских берегов, живет на Северном Кавказе. Гребенчатый тритон ос­воил на юге еще и Крым, зато северная гра­ница его распространения проходит чуть юж­нее, чем у обыкновенного тритона, а на вос­токе он встречается лишь до Екатеринбурга.

Представители семейства амбистомовых — сплошь американцы. Внешне они похожи на европейских саламандр, но нередко бывают значительно крупнее их, недаром один из ро­дов так и назван — гигантские амбистомы, однако назвать их гигантами можно только с точки зрения самих амфибий, так как гиган­ты не превышают в длину 30-35 сантимет­ров. В Северной и Центральной Америке они дополняют компанию тритонов и других са­ламандр, которых здесь и без того достаточно. К этому семейству относится 5 родов, но богат видами лишь род собственно амбистом. Оби­тают они по всей Северной Америке от юга Аляски до озер и болот Мексики, а некоторые обосновались и в Центральной Америке.

Слово «аксолотль» в переводе с испан­ского означает «играющий в воде». Своими играми аксолотли когда-то привлекали внимание людей, и их стали содержать в аквариумах. Сейчас их чаще можно встре­тить в биологических лабораториях, где они используются для различных исследо­ваний. У аксолотлей типичная для хвоста­тых амфибий форма тела. В длину живот­ные могут достигать 25-30 сантиметров. Длина большой головы немного превышает ее ширину. Позади головы три пары жабр.

На боках 15-16 вертикальных бороздок. Хвост сжат с боков и снабжен плавниковой складкой, начинающейся от затылка, а на брюшной стороне заканчивающейся у осно­вания хвоста. На передних ногах 4 пальца, на задних — 5.

Безлегочные саламандры — самое много­численное семейство хвостатых амфибий. В него входит 27 родов, объединяющих около 260 видов. В большинстве своем они амери­канцы, заселившие и Северную, и Южную Америки, но два вида прижились в Южной Европе. Это пещерные саламандры, обитаю­щие в пещерах приморских Альп Италии и Франции, а также на острове Сардиния.

Безлегочные саламандры — это мелкие животные длиной 5-15 сантиметров. Их тело обычно бывает очень тонким, а потому ка­жется длинным, причем, главным образом, за счет длинного хвоста, иногда составляющего две трети самой саламандры. Лишь немногие виды, вроде чернобрюхой саламандры, дости­гают в длину 18-19 сантиметров.

Представители семейства амфиумовых, несомненно, являются хвостатыми амфиби­ями, но в каком родстве они состоят с остальными членами этого отряда, понять невозможно.

Амфиумовые — самое маленькое семей­ство, в состав которого входит всего один вид. Впрочем, некоторые зоологи считают, что семейство амфиумовых объединяет три вида амфиум.

Амфиума — крупная амфибия. По внеш­нему виду это животное, напоминающее уг­ря, может достигать метровой длины. До­вольно крупная голова незаметно переходит в длинное тело. О том, где голова кончается, можно догадаться по паре жаберных щелей, остающихся открытыми в течение всей ее жизни. Глаза развиты слабо и спрятаны под кожей. У животного две пары крохотных слабеньких недоразвитых лапок, длиной всего 2-3 сантиметра. Друг от друга они находятся на расстоянии 80 сантиметров.

Мир бесхвостых амфибий — удивитель­ный мир. Гадкая лягушка с холодной и мок­рой кожей, с лупоглазой мордочкой и пере­пончатыми лапами, если отбросить преду­беждение и приглядеться внимательно, по изяществу движений и утонченности нарядов не уступит любой царевне.

Лягушки — оча­ровательные существа, они вполне могут быть отнесены к числу самых красивых жи­вотных нашей планеты. И хотя отношение к лягушкам разное, люди на это обстоятельст­во давно обратили свое внимание.

Лягушки обладают широкой известнос­тью и имеют характерную, легко запоминаю­щуюся внешность. Их легко узнать и нельзя спутать ни с каким другим животным — на­столько своеобразно строение их тела. У них довольно крупная, широкая голова, которая переходит непосредственно в широкое и ко­роткое тело. Ни шеи, ни хвоста у них нет, зато есть 2 пары хорошо развитых конечнос­тей. Все остальные бесхвостые амфибии — чесночницы, жерлянки, жабы, квакши, древолазы — хотя внешне очень похожи на лягушек, но особенно близкими родственни­ками лягушек их не назовешь.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru