Окраска рыб очень разнообразна. В дальневосточных водах обитает мелкая (8–10 сантиметров), похожая на снетка лапша-рыба с бесцветным, совершенно прозрачным телом: через тонкую кожицу просвечивают внутренности. Около морского берега, где так часто вода пенится, стада этой рыбки незаметны. Чайкам удается полакомиться «лапшой» лишь тогда, когда рыбки выпрыгивают и показываются над водой. Но те же белесоватые прибрежные волны, которые служат рыбкам защитой от птиц, нередко губят их: на берегах иногда можно видеть целые валы выброшенной морем лапша-рыбы. Есть мнение, что после первого же нереста эта рыбка погибает. Такое явление свойственно некоторым рыбам. Так безжалостна природа! Море выбрасывает и живую, и погибшую естественной смертью «лапшу».

Поскольку лапша-рыба встречается обычно большими стадами, ее следовало бы использовать; частично она и теперь добывается.

Форма тела рыб настолько разнообразна, что невозможно дать ей общую характеристику. Когда мы произносим слова «птица» и «зверь», то сразу же представляем себе в первом случае животное с крыльями, во втором – с четырьмя ногами. А про рыбу можно только сказать, что она живет в воде, форма же тела ее изумительно разнообразна.

Таков закон водной среды: хочешь жить в воде – научись плавать. Легче плавать, когда тело имеет продолговатую форму. У многих рыб именно такая форма. Быстро и ловко, преодолевая большие расстояния, носится стадами колючая акула, форма тела которой похожа на подводную лодку или торпеду. Другие торпедовидные рыбы – лососи, скумбрии – тоже великолепные пловцы. Хорошо, на большие расстояния, извивая тело, плавают рыбы с червовидной или змеевидной формой тела (миноги, угри).

Менее приспособлены к быстрому плаванию так называемые донные рыбы, с плоским (скаты) или сжатым с боков (камбалы) телом.

В классе рыб, как и в других классах животных, позвоночных и беспозвоночных, имеются виды, характеризующиеся различной величиной. Среди рыб есть настоящие карлики и чудовищные великаны.

На Филиппинских островах, между Южно-Китайским морем и Тихим океаном, водится крошечный озерный бычок мистихтис, длина которого 1–1,5 сантиметра. Бычок этот встречается большими стайками. Жители островов ловят его и употребляют в пищу. Бычок мистихтис считается самым малым животным из всех позвоночных в мире.

Есть карликовые рыбы и в европейских водах, в частности в советских. В Черном, Азовском и Каспийском морях встречается бычок Берга, длина которого едва достигает трех сантиметров. Это самое малое позвоночное животное в пределах страны. На рисунке бычок представлен увеличенным почти в 5 раз.

Поразительное разнообразие форм и размеров рыб объясняется долгой историей их развития и высокой приспособляемостью к условиям существования.

Первые рыбы появились несколько сот миллионов лет назад. Ныне существующие рыбы мало похожи на своих предков, но в форме тела и плавников есть определенное сходство, хотя тело многих первобытных рыб было покрыто крепким костным панцирем, а сильно развитые грудные плавники напоминали крылья.

Древнейшие рыбы вымерли, оставив свои следы лишь в виде окаменелостей. По этим окаменелостям мы и строим догадки, предположения о предках наших рыб.

Прежде всего выясним, какие водоемы следует называть морскими и какие пресноводными. Каспий – море или озеро? Байкал – озеро или море? Поскольку Каспий не соединен непосредственно с океаном, то, согласно требованиям строгой географии, его следовало бы считать озером. Но вода в этом озере соленая, морская. Вот почему мы называем этот замкнутый водоем морем. А Байкал, хотя и воспевается как «славное море» за его огромные размеры, все же является озером, так как вода в нем пресная. В последние годы на картах появились новые «моря» – Рыбинское, Цимлянское и другие. Это речные и озерные водохранилища, и называть морями такие водоемы не следует: вода в них пресная, да и размеры не столь велики.

Кто не знает, что акула – рыба морская, а плотва – пресноводная? Но акулы изредка встречаются и в реках, а плотва – в прибрежных участках моря. Условимся, что рыбы, всю жизнь проводящие в больших соленых водоемах, – морские; рыбы, живущие от рождения до смерти в пресной воде, – пресноводные.

Путешественник, очутившийся в море, вдали от берегов, пленяется водными просторами. Посмотришь с борта корабля на море, и оно кажется таким же синим и голубым, как небо. Но вот поднялся ветер – спокойное, молчаливое море забушевало. Горами вздымаются сине-зеленые с белыми гребнями водяные валы. С шумом и грохотом ударяются они о корабль и рассыпаются фонтанами брызг. Соленые брызги летят в лицо, но уходить в каюту не хочется. И невольно подумаешь: а как чувствуют себя в такой момент рыбы?

В наших морях обитает огромное множество самых разнообразных рыб – вдали от берегов не те рыбы, что около суши, на глубине не те, что у поверхности. Чем дальше от берега, тем разнообразнее рыбное население. У самого берега в водорослях, среди камней и ракушек, снуют мелкие рыбешки и мальки крупных рыб. После отлива можно насобирать камбал, которые распластались в мокрой береговой грязи.

Жизнь речных и озерных рыб подчинена тем же общим законам, что и жизнь морских рыб.

Большое количество пресноводных рыб обитает в прибрежных местах, где много корма, где имеются удобные нерестилища. В летний солнечный день хорошо видно, как снуют у берега мальки всевозможных рыб. Стада рыбок то опускаются ко дну, то всплывают к поверхности и даже выпрыгивают из воды, то снова падают вниз. Тут и уклейки кружатся хороводом, и щурята стремительно проносятся, здесь и плотички, и мальки окуня. У рыб каждого вида свои характерные движения. Наблюдательный глаз любителя рыб так же безошибочно узнаёт рыб по движению, как охотник – птиц по полету.

Миграции рыб, то есть путешествия их из одного места в другое, как и перелеты птиц, представляют глубочайшее по биологическому смыслу и величественное по красоте явление. Миграции рыб имеют и огромное промыслово-хозяйственное значение, поскольку главная добыча рыб производится на путях их массовых передвижений как в море, так и в озерах и реках. Наиболее грандиозны по масштабам миграции морских рыб и рыб проходных, в определенные периоды жизни переселяющихся в пресные воды. Но и чисто пресноводные рыбы совершают миграции по тем же причинам, что и морские.

Мигрируют рыбы в поисках пищи. Исхудавшая во время нереста у берегов Норвегии треска отправляется на восток, в мурманские воды, где она находит хорошие пастбища. Это кормовая миграция. Семга из моря идет в реки для размножения – миграция нерестовая. Некоторые рыбы на зиму уходят с мест своего летнего пребывания в более глубокие места – миграция зимовальная.

В 1911–1912 годах я подробно проследил миграцию каспийской миноги. До того времени такие наблюдения над этой чрезвычайно скрытной рыбой не производились. Оказалось, что минога начинает входить из моря в реку осенью при температуре воды 10–11° и направляется главным образом по тем волжским рукавам, где более быстрое течение. Ход миноги был прослежен до Саратова. У Саратова мы установили места нереста этой рыбы.

Минога наиболее деятельна ночью. Интересно, что в темные ночи она идет стадами, а в светлые (лунные) – в значительно меньшем количестве и придерживаясь больших глубин.

Миграции ясно выражены у атлантических, тихоокеанских (дальневосточных), каспийских и черноморских сельдей.

Атлантическая, так называемая норвежская, сельдь подходит к берегам Норвегии весной, направляясь на нерест (нерестовая миграция), после чего мигрирует на баренцевоморские пастбища (кормовая миграция).

Вместе со взрослой рыбой миграции совершает и молодь, начиная с личиночных стадий. Вышедшие из икры личинки сельди, попадая в мощное течение Гольфстрим, уносятся им к северу, но через некоторое время рыбки возвращаются в родные места. Такова общая картина миграций норвежской сельди, но эта сельдь имеет несколько различных стад (рас), миграции которых разнятся. Одно несомненно: миграции атлантических сельдей сопряжены с нерестом, питанием рыбы и с течением воды в море.

Донная рыба треска имеет большое промысловое значение. Промысел ее хорошо развит в морях европейского севера. Советские и зарубежные исследователи десятки лет изучают особенности биологии этой рыбы. Подробно изучены миграции норвежской трески, именно той трески, которая составляет главный предмет нашего мурманского промысла.

В июне-июле крупная норвежская треска подходит к мурманскому берегу, направляясь с запада на восток. В августе она, можно сказать, наполняет Баренцево море, передвигаясь с одной банки на другую, с одного пастбища на другое. Треска выходит и за пределы Баренцева моря; стаи ее в теплые годы проникают даже в Карское море. В поисках пищи (небольших рыбок – мойвы и песчанки) треска плавает по всему морю и близко подходит к берегам.

Существуют ли миграции у таких рыб, которые привязаны ко дну и мало приспособлены к далеким передвижениям из-за формы своего тела? Мигрируют ли камбалы? Ведь им трудно долго плавать, потому что тело их при плавании не может располагаться вертикально?

У камбалы есть миграции, но протяженность их меньше, чем у таких рыб, как сельдь или треска. Давно изучены миграции морской камбалы, распространенной вдоль берегов Европы, от Баренцева моря до Бискайского залива, а также камбалы, которая живет в Северном море. В миграциях различных камбал есть много сходного.

Североморская камбала для икрометания отходит от берегов и спускается до глубин в несколько десятков метров. Вышедшие из икры личинки начинают мигрировать к берегу. Выяснено, что такие, казалось бы, беспомощные существа, как личинки, могут преодолевать путь в 120 километров, совершая по 1 километру в день.

Пресноводные рыбы, которые всю свою жизнь проводят в озерах и реках, также совершают миграции, и вертикальные и горизонтальные, но последние у них короче, чем у морских рыб. Некоторые озерные рыбы временно покидают озеро и уходят на довольно значительные расстояния в реку.

Лососи Ладожского озера для икрометания идут преимущественно в Свирь и Видлицу, лососи Онежского озера – в Шую, Суну, Водлу. Финские и советские исследователи проводили мечение ладожских лососей. Это помогло установить время, направление и дальность миграций. Выявлено, что пастбища лососей расположены преимущественно против северо-западного побережья Ладоги. После икрометания лососи возвращаются на свои пастбища, в места, далеко отстоящие от нерестилищ.

Хочется особо остановиться на удивительных миграциях речного угря. Столько загадочного, подчас трудно объяснимого в поведении этой ценной промысловой рыбы!

Угорь живет в реках европейского побережья Атлантического океана, где он является важным объектом промысла. В нашей стране угревый промысел развит в Прибалтике, включая и Финский залив. Но угорь встречается у нас и в других местах. Отмечены случаи поимки угрей в реках Белого моря и черноморских реках. Иногда эту рыбу обнаруживают в низовьях Печоры и даже в дельте Волги, то есть в двух не связанных между собой речных системах севера и юга. Случайно залавливают угря и в озерах Карелии. Угрей находили также в Чудском озере.

Наиболее древними из наших проходных рыб являются осетровые, которые встречаются в черноморском, азовском, каспийском, аральском и балтийскоморском бассейнах, в Байкале и в некоторых водоемах Дальнего Востока. Ближайшие предки современных осетровых рыб жили в соленых и солоноватых водах. Позднее они стали заходить и в пресные воды, сначала только в низовья рек, а потом и в средние и верхние участки.

Амурская калуга по Амуру поднимается почти до его истоков, каспийская белуга уходит далеко по Волге, аральский осетр – шип поднимается по Сыр-Дарье и Аму-Дарье. Стерлядь уже стала совсем пресноводной речной рыбой, утратившей связь с морем, но временно она спускается в прибрежную морскую полосу, хотя никогда не выметывает здесь икру.

Еще более поразительны миграции морских лососей, идущих на размножение из моря в реки. Имеются в виду атлантические лососи (лосось и таймень) и тихоокеанские (кета, горбуша и другие), которых еще называют дальневосточными.

Атлантический лосось входит в Неву с конца мая и продолжает миграцию до половины сентября с перерывом в середине лета. Лосось обнаруживают во всех участках реки, от устья до истока. Ничтожное количество входит в Ладожское озеро (достигая его северной части). Морские лососи были обнаружены около Валаамских островов и даже в реке Вуоксе. Возможно, это является свидетельством более массовых миграций морского лосося в Ладогу в прежние времена. Морской лосось через реку Свирь прежде достигал и Онежского озера, но здесь его обнаруживали исключительно редко.

Огромное большинство рыб размножается путем икрометания, откладывания икринок, но есть и такие, которые рождают сформированных мальков. Эти рыбы называются живородящими.

Рыбы мелких пород половозрелыми становятся рано, крупных – позже. Мелкая озерная корюшка, или снеток, в возрасте 1 года (длина ее в это время 10 сантиметров) уже способна размножаться. Горбуша размножается на втором году жизни. Ряпушка и мелкий сиг становятся половозрелыми в 2–3 года. Есть живородящие рыбки, которые в аквариумах размножаются в возрасте 3–4 месяцев.

Белуги становятся способными к размножению в возрасте свыше 15 лет, осетры – в 10 лет. Белуга амурская (калуга) впервые мечет икру в возрасте 18–20 лет, имея длину тела почти два с половиной метра и вес 80 килограммов. Следовательно, белуга 10–15-летнего возраста бывает еще, так сказать, «несовершеннолетней», тогда как годовалый снеток – уже взрослая рыба.

Каждая рыба, подготовившись к размножению, избирает такие места – нерестилища, – где лучше всего может сохраняться и развиваться отложенная и оплодотворенная икра.

Нерестилищами называются определенные площади дна или поверхности водоема, где происходит икрометание рыб. Трудно, а иногда и вовсе невозможно точно установить местонахождения и размеры нерестилищ рыб, выметывающих икру в поверхностных слоях воды, особенно плавающую, или пелагическую, икру. Такая икра уносится течением воды и ветром далеко от мест, где была высеяна.

Чтобы определить место нереста, приходится учитывать и место, где была обнаружена плавающая икра, и степень ее развития, и скорость течения, и направление ветра. Таким способом установлены нерестилища минтая. Эта рыба откладывает икру на глубине, но потом икра всплывает к поверхности.

На нерестилища рыбы, готовящиеся к размножению, приходят в так называемом брачном наряде, хотя не для всех рыб этот наряд служит украшением. Нерестующую горбушу или кету мало украшает вырастающий у них на спине горб, красивая голова становится настолько безобразной, что рыба не может плотно закрыть рот, а блестящая серебряная чешуя тускнеет, темнеет, входит глубоко в кожу.

Пришедшие на нерест рыбы то с быстротой молнии носятся в воде, то, чуть шевелясь, движутся по дну нерестилища, то выпрыгивают из воды.

Большую работу производят те рыбы, которые, подготовляя места нереста, роют в грунте ямки для откладки икры. Их рыбы роют и головой и плавниками. Ямок такое количество, что дно нерестилища представляет собой сплошные неровности – выемки и бугры. Такие ямки, служащие «гнездами», вырывают горбуша и другие дальневосточные и атлантические лососи. Роет ямки и семга, но семужьи гнезда лежат на большей глубине, чем нерестилища кеты, и наблюдать их в подробностях довольно трудно.

Каждое оплодотворенное яйцо, икринка, представляет собой живой организм, который, развиваясь и изменяясь, превращается в рыбку.

Икра горбуши остается до весны на нерестилищах под слоем крупного песка толщиной 15–20 сантиметров. Вышедшая из икры личинка горбуши держится в гнезде под песком и галькой. Весной она оставляет гнездо и постепенно спускается по ручьям и рекам в море.

Икринки лосося зимуют в реке под снегом и льдом, однако их развитие не прекращается. Зародыш, эмбрион, первоначально не похож на рыбку, но личинка, которая выходит из икринки весной, уже похожа на настоящего лосося.

По выходе из икры личинка несколько дней имеет желточный мешочек, в котором содержится нужный для питания личинки и малечка желток. После того как желточный мешочек рассосется, личинка становится очень похожей на своих родителей.

Подавляющее большинство рыб размножается икрометанием, но есть и такие рыбы, которые рождают живых мальков.

Живорождение характерно для многих акул. Так, плащеносная акула, имеющая размер 1–1,5 метра, размножается живорождением. В одной такой акуле бывает от 3 до 12 зародышей, которых она вынашивает больше года. Плащеносная акула изредка встречается и в Баренцевом море. Она чаще держится на глубинах от 450 до 760 метров.

Голубая акула размером до 4–5 метров, обитающая преимущественно в тропических водах, одновременно родит до 30 детенышей. Эту акулу часто называют акула-людоед. И, действительно, известны случаи нападения ее на людей.

Встречающаяся у Мурмана сельдевая акула тоже живородящая рыба. Знакомая нам молот-рыба родит до 39 детенышей. Детеныши пила-рыбы при рождении уже вооружены пилой.

Икра, личинки и мальки обыкновенных, неживородящих, рыб проходят свой жизненный путь в менее благоприятных условиях, чем яйца живородящих рыб. Огромное количество икринок погибает раньше, чем в них появятся зародыши. Представьте миллионы икринок, выметанных рыбой в открытом море и оставленных на произвол стихии. Птицы, морские звери, а главное, рыбы немедленно устремляются на беззащитную икру как на лакомый корм. Никто не подсчитывал, сколько икринок остается от тех сотен тысяч, которые выметаны рыбой, но и без подсчетов ясно: очень мало.

Кроме того, несомненно, что часть выметанной икры оказывается неоплодотворенной и, стало быть, вовсе не может развиваться. Это мертвая икра.

Водоем для рыб – то же, что пастбище для скота. Но животноводу легче наблюдать, как используется пастбище животными, делать выводы о его кормности, чем лицам, интересующимся питанием рыб. Какие рыбы какой корм потребляют? В достаточной ли мере обеспечены пищей населяющие водоем рыбы? Нет ли в водоеме корма, который мог бы быть использован другими рыбами, если вселить их в этот водоем?

Чрезвычайно важен для рыболова каждый поставленный вопрос. Далеко не так просто узнать качество и количество рыбьего корма, находящегося в водоеме. Еще труднее проследить за использованием этой пищи рыбами. Несомненно, что качество и количество корма на водных пастбищах подвержено изменениям в зависимости от целого ряда причин.

Рыб, если принять во внимание все разнообразие их пищи, следует назвать всеядными животными. Чего только они не едят! Мельчайшие, подчас совсем не заметные простым глазом плавающие водоросли (так называемый фитопланктон), мягкие стебли и листья водной травы, микроскопически малые животные, обитающие в толще воды (зоопланктон), мелкие животные, находящиеся на дне и отчасти в грунте (бентос), и крупные водные животные, в том числе рыбы, животные суши, начиная с насекомых и кончая птицами и млекопитающими, – все это в той или иной мере является пищей рыб.

Рыб делят на мирных и хищных. Первые питаются преимущественно растительным кормом и беспозвоночными животными, вторые, кроме того, поедают рыб, птиц и млекопитающих. Язь – мирная рыба, налим – хищник, но в кишечнике язя вы можете встретить и рыбу, а в кишечнике налима легко найти личинок насекомых.

Нельзя допустить, что рыбы не наделены зрением, что они не слышат, не имеют обоняния и осязания, не ощущают вкуса. Рыбам присущи все перечисленные пять чувств, у них имеются и соответствующие органы этих чувств. Кроме того, считается, что у рыб есть и шестое чувство, связанное с восприятием колебания и течения воды.

Глаза рыб отличаются своеобразными особенностями, соответствующими условиям жизни этой группы животных. Рыбы видят только на близком расстоянии, средней нормой их видимости считается расстояние в 1 метр; дальше 10–12 метров рыбы вообще ничего не видят. В плотной, малопрозрачной водной среде и более совершенные, чем у рыб, глаза не видят далеко.

Рыбы, очутившиеся на берегу, не утрачивают способности видеть. Угорь переползает из одного водоема в другой. Выброшенный на берег лосось свои движения направляет так, чтобы снова очутиться в водной стихии; так же ведет себя и щука.

Не зная быстроты роста и продолжительности жизни деревьев, нельзя вести лесное хозяйство; не зная возраста и роста домашних животных, невозможно правильно заниматься скотоводством. Лесовод давно научился определять возраст деревьев по годичным кольцам на поперечном разрезе. Рост скота проходит на глазах хозяина. А как быть с рыбами? Рыбовод встречается с большими трудностями при определении возраста и роста рыб.

Некоторые рыбы живут очень долго. Долголетием отличается щука. Во многих книгах описывалась щука весом 8 пудов 30 фунтов и длиной более 8 аршин, пойманная в 1497 году. На ней, якобы, была метка 1230 года, то есть щуку поймали через 267 лет после мечения. Это сообщение долго считалось правдоподобным, но позднее к нему стали относиться с недоверием. Более достоверные сведения показывают, что щуки могут жить до 100 лет.

Вы, наверное, обращали внимание на то, что на раковине беззубки (их много в реках и озерах) видны полукруги. Каждый из них соответствует одному году жизни животного. Такие же кольца, как на раковине беззубки и на поперечном распиле дерева, видны на чешуе рыб, на костях жаберных крышек и других костях.

Чешуя у таких рыб как лососевые, карповые и другие представляет собой довольно тонкую пластинку, на которой множество колечек и, помимо них, несколько резко выделяющихся широких кругов. Число широких кругов и говорит о количестве прожитых рыбой лет. На стр. 140 изображена чешуя плотвы. Отчетливо видны три широких кольца. Можно считать, что рыбе было 3 года. На другом рисунке представлена чешуя язя. Хорошо заметны 7 кругов – значит рыбе было 7 лет.

Возраст рыб отражен не только на чешуе, но и на всех ее костях – «документах» более прочных, чем чешуя. Ведь есть рыбы и без чешуи. Многие сомы чешуйного покрова не имеют. Нет чешуи и у некоторых бычков. У акул, скатов и других низших рыб вместо обычной чешуи тело покрыто пластинками с зубцами (такие пластинки называют плакоидной чешуей). У осетровых рыб чешую заменяют пять продольных рядов крепких конусообразных шипов – жучек.

По пластинкам акул и по жучкам осетровых еще не научились определять возраст рыб, так как годовых колец на них не видно. Но у осетровых рыб в голове есть кости (такие же крепкие, как и у костистых рыб), на которых видны годовые кольца или плоскости, позволяющие определять возраст рыб.

Ихтиологи нашли, что на распилах лучей плавников тоже есть годовые полосы, и по ним можно устанавливать возраст рыб.

Если рыба имеет костный позвоночник, то возраст легко определить по позвонкам.

Рост животных тесно связан с их возрастом. Зная быстроту роста рыб, можно устанавливать годовые приросты веса, выяснять, в каком возрасте рыба растет лучше, в каком хуже.

Известно, что все рыбы интенсивнее растут в первые годы жизни, что в год нереста рост многих рыб задерживается. Чем рыба старше, тем она хуже растет.

Рыбы, в отличие от других животных, способны расти всю жизнь. Птицы же, достигнув своего совершеннолетия, способности размножаться, перестают увеличиваться в размерах. Вес их может изменяться, но длина тела и крыльев либо вовсе не увеличивается, либо увеличивается в ничтожных размерах. Посмотрите на стаю грачей или скворцов, и вы увидите, что птицы одинаковы по размерам. А как разнятся по величине рыбы!

С давних времен рыба занимает большое место в питании человека. В некоторых местах она была основной пищей. В дореволюционные годы жители Камчатки и Командорских островов при недолове рыбы были обречены на голод. В архивах города Владивостока хранятся письма от рыбаков дальних островов и Камчатки в адрес правительства с просьбой переселить их «на материк», так как они голодают. При недолове рыбы без государственной помощи судьба жителей прибрежных районов и их собак становилась трагичной. Но когда начинался ход рыбы, Камчатка оживала. С верховьев рек и речек туземцы целыми семьями перебирались на долбленых лодках («батах») к устьям рек, к местам лова рыбы.

Рыбные водоемы издавна привлекали людей. Берега Белого моря. Ледовитого океана, дальневосточных морей, многих озер и рек заселялись главным образом с целью рыболовства.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru