Тени катятся в излучине

По серебряной волне,

Лотос плавает задумчиво,

Словно лебедь при луне.

Настоящий, или египетский, лотос состоит в отдаленном родстве с нашей кувшинкой: цветы его, белые, желтые и розо­вые, значительно крупнее, чем у кувшинки.

 В Древнем Египте он был посвящен богине плодородия Изиде и богу солнца Озирису. Озирис изображался сидящим на листе лотоса, а бог света Хорус — на цветке. Этим была выражена связь цветка с солнцем, который, как и цве­ток кувшинки, раскрывается утром, а вечером опускается в воду.

В государственном гербе Египта с древнейших времен красуются пять лотосовых цветов, а скипетр — знак власти египетских фараонов— делался в виде цветка лотоса на длинном стебле. Цветок и бутоны лотоса выбивались на еги­петских монетах, избражением его украшали колонны египет­ских дворцов и храмов, в основании которых находились листья лотоса, а в верхней части— связка стебля с цветами и бутонами.

Рощи птичьим щебетом полны.

Зацветают льны по всей округе,

Голубого ликованья льны.

Голубой на лаково-зеленом

Льется свет в мерцании пыльцы,

Чтоб затем веселым перезвоном

Тени упадут светлее лилий.

Слушать землю снизится зенит.

Шелковистый серебристый иней

Синь остуды белым оттенит.

И только багряные канны

Под сумрачным пологом неба

Вот эти над стужею пепла

По древнеримской легенде канна образовалась из сгорев­шего папируса, на котором были записаны условия мирного договора между двумя враждующими племенами. Вождь агрессивного племени перед началом войны бросил мирный договор в костер, а договор возьми и прорасти из пепла алыми каннами, чьи соцветия похожи на трепещу­щие языки пламени.

По свидетельству литературных источников, канна была завезена в Европу с Антильских островов в 1570 году порту­гальскими мореплавателями. До середины XIX столетия это декоративное растение использовали как лиственное, и только в 1889 году садовод Крози в Лионе вывел первые цветы, разновидность которых была названа в честь его жены мадам Крози. Позже появились сорта: Огненная птица — с огненно-красными цветами и бронзово-красными листьями; Прези­дент — с ярко-красными цветами и зелеными листьями.

Лебедино-снежно-белая,

И багряна, как восход,

И оранжева, камелия

Гордо смотрит в небосвод.

Но проходят люди скучными,

Не горит восторгом взгляд.

Лепестки ее воздушные

Никого не веселят.

Двадцать пять дней в месяце камелия бывает белой и пять дней красной. Она пришла в Европу в 1738 году с Филиппинских островов, ее привез Иосиф Камель, в честь его дерево и стало называться камелией.

На грядках туман и сырость.

Зори плавают в дыму.

Из тумана томный ирис

Гордо смотрит в полутьму.

«Ирису имя его цвет его же цветов сообщает: ведь и цве­ты его цветом подобны небесной Ириде. Он иллирийским зовется, поскольку родился обильно в крае Иллирии...» — сообщает нам родословную цветка французский врач IX сто­летия Одо из Мена.

У ириса плоские, как мечи, листья, и потому немцы называют его меч-лилия, а русские за красоту дали ирису нежное название касатик.

Больше других похож на греческий ирис касатик флорен­тийский. Его бледно-атласные цветы как бы любуются собой и на темной зелени травы очень схожи с выцветающей раду­гой. Древние греки называли радугу ирисом, а потому и цве­ток, схожий с радугой по окраске, стали ирисом именовать, считая цветы осколками упавшей на землю радуги.

Придите на опушку вечерком,

Когда она в закатном озаренье,

И встретит вас высоким костерком

Куст иван-чая в алом оперенье.

Его цветы таким огнем горят,

Что, оказавшись с ними по соседству,

Отдернешь руки жадные назад,

Боясь о кисти знойные обжечься.

Уходит из употребления древнерусское вводное слово «чай». А раньше оно было столь часто употребляемо в опреде­ленной русской местности, что проезжающие через эту ме­стность люди и сами начинали неожиданно «чайкать», к месту и не к месту вводя в обиход новое словечко, и даже сердились на себя и на тех, кто их случайно этим словом наделил.

Женьшень в переводе с китайского означает «человек-корень»: «жень» — человек, и «шень» — корень, по конфигу­рации корень и впрямь напоминает человеческую фигуру. Присмотришься — у корневой стрелки морщинистое утолще­ние, словно бы старческая голова, от которой отходит желто­ватый стержневой корень — туловище. На нем причудливо изгибаются густо обросшие тонкими корешками боковые корни, как бы руки и ноги. По странной прихоти природы их обычно четыре. Заядлые корневщики утверждают, что в верхней морщинистой части корня можно даже рассмо­треть «очертания лица», «рот», «нос», но при всем воображе­нии я этих деталей не видел.

В поисках целебного корня панцуя (так женьшень назы­вают китайцы) сборщики находились в тайге с середины авгу­ста до заморозков, имея в руках длинную ошкуренную палку сабергун из клена или орешника. Все они верили, что жень­шень дается только чистым людям, внимательно слушали загадочные причитания маленькой птицы конгульчу, кото­рая жалобными криками: кон-гуль... кон-гуль... пыталась отогнать поисковиков от места нахождения целебного корня жизни. Но ошибалась птица, ее плач не отпугивал, а наоборот, привлекал поисковиков — слишком любила конгульчу жень­шень и всегда селилась там, где он растет.

В беседке, заросшей жасмином,

В беседке, залитой луной,

Сад пахнет росою и тмином,

И тихой ушедшей весной.

Жасмин— разновидность маслины, выведен из прямо­стоящего кустарника и лазящей лианы субтропических ле­сов. Цветет изящными белыми, желтыми и красными цвета­ми. Во время его цветения воздух наполняется сильным, далеко разносящимся ароматом. Поэтому жасмин сегодня широко разводится любителями цветоводства.

К семейству маслинных принадлежит и олива. Оливко­вая ветвь издавна слыла символом мира и благополучия. Письменные упоминания о ней встречаются не только в еги­петских текстах, но и в изображениях на вазах, амфорах, сосудах для хранения оливкового масла, найденных в Кносском дворце на острове Крит и относящихся к третьему и второму тысячелетиям до нашей эры.

Птичьи песни звенят над лугами зеленого мая.

И светло и прозрачно в долине журчат родники.

По траве-мураве, что вокруг без конца и без края,

Золотые жарки рассыпают свои огоньки.

Дует ветер на них, развевая цветочное пламя.

Так пылают цветы, что вот-вот горизонт подожгут.

Так цветы горячи, что их боязно трогать руками,

За полуденный жар их в народе жарками зовут.

Жарки — цветы Сибири и Алтайских гор. Они, как раска­ленные угольки, мелькают в темной зелени травы. Луг, зарос­ший цветущими жарками, подобен оранжевому морю.

В июне —июле вдоль пыльных дорожек

Порхает по ветру душистый горошек,

На лодочку с парусом очень похож он,

Чуть-чуть только ветер дохнет,

Поднимет свой парус душистый горошек...

Легенды говорят, что душистый горошек приплыл к нам из Индии. В Индию он тоже вроде бы попал морским путем. А потому своими цветами пытается увековечить то судно-лодочку, которая расселила его по земле.

И действительно, если присмотреться к цветам растения, нельзя не увидеть, что они похожи на лодочку. Разноцветный, веселый, жизнерадостный цветок чем-то напоминает еще мотылька и потому относится к семейству Бобовые.

Дриады по греческой мифологии — покровительницы де­ревьев, их души вместе с деревьями рождаются и вместе погибают.

Растет дриада на скалах и на каменистых россыпях в тундре Крайнего Севера и в Сибири.

Ранней весной, когда еще лежит снег, в тундру прилетают куропатки. Все еще заснежено, и кажется, птицам не прокор­миться. Но птицы знают, где искать пищу. Они летят на те места, где ветер сдул снег и обнажил каменистую почву, ле­тят на вершины холмов, на крутые щебнистые склоны, на откосы береговых яров. Летят туда, где растет куропаточья травка.

Нет, не хлопья снегопада

Вьюга в чаще намела,

То колючая дриада

На опушке зацвела.

В тумане рассвета купается лето,

Под вздохами ветра трепещет дицентра —

Цветы дицентры очень своеобразны: пара наружных тем­но-розовых лепестков, приоткрываясь, как бы показывает пару внутренних светлоокрашенных. Венчик имеет серд­цевидную форму, и потому цветок называется «разбитое сердце».

Вот какова французская легенда о растении: любовь воз­вышает людей, озаряет их счастьем, одаряет радостью, а иногда причиняет боль и разбивает сердце.

Молодая француженка Жаннста отправилась в лес по ягоды и заблудилась. Направо пойдет — лес стоит стеной; налево двинется — высокая изгородь зарослей преграждает дорогу. Испугалась девушка и стала звать на помощь.

—Люди добрые! — кричала Жаннета.— Укажите доро­гу... Не оставьте в беде, помогите!..

Долго молила-звала, но лишь эхо откликалось вдали да кроны деревьев глубокими вздохами сочувствовали горю.

«Есть трава именем плакун, растет возле рек и озер, высока в коноплю, цвет багров...» — так древние травознаи представляли одно из загадочных растений — дербенник иволистный, наделенный с незапамятных времен прозвищем «плакун». Сначала оно возникло в преданиях и сказках, но позже проникло и в ботанический обиход.

Согласно легендам плакун-трава «открывает доступ к за­клятому кладу, превозмогает нечистую силу, заставляет пла­кать злых духов». Собирали плакун-траву на утренней заре в Иванов день с шестого на седьмое июля. При выкапывании корня никаких железных вещей иметь при себе не полага­лось. Существовало даже своего рода заклинание:

«Плакун! Плакун! Плакал ты долго и много, а выплакал мало, не катись твои слезы по чисту полю, не разносись твой вой по синю морю. Будь ты страшен злым бесам, полубесам, старым ведьмам киевским. А не дадут тебе покорища, утопи их в слезах, а убегут от твоего позорища, замкни в ямы преисподние. Будь же мое слово при тебе крепко и твердо.

Огневых гвоздик монисты

Под разливами ветров

Рассыпаются, как искры,

В сочной зелени лугов.

«Гвоздика есть первая из любимейших цветов у охотни­ков до оных»,— писал в 1785 году замечательный русский ученый А. Т. Болотов.

Привезена она в Европу из Туниса, однако родиной ее являются Молуккские острова!

Русское название цветка происходит от польского слова «гвоздик», которое, в свою очередь, заимствовано поляками из немецкого словаря. Так именовались немцами цветы за сходство их запаха с заморской пряностью— высушенными бутонами гвоздичного дерева. Почувствовав одинаковый с ними запах цветов, люди и цветы окрестили гвоздиками.

Около пятидесяти видов водосбора растет на земле и че­тырнадцать из них — в нашей стране. 

В Европу цветок завезен в 1640 году из Северной Америки и окрещен водосбо­ром за то, что после дождей и обильной росы набирает воды полные венчики. Научное наименование водосбора — аквиле­гия. А в народе его называют еще голубками, по всей вероят­ности, из-за сходства формы венчика с голубем.

Одно из народных прозвищ этого растения связано с небольшой французской деревушке жила сварливая женщина, надоедавшая мужу бесконечными придирками. Не выдержал муж и решил с ворчуньей расстаться. Женщина перепугалась, обратилась к людям за помощью, и один из жителей, желая помочь несчастной, порекомендовал женщи­не отварить цветы водосбора, и как только у нее появится желание поворчать, набирать в рот водного отвара и держать его до тех пор, пока желание поучать мужа не исчезнет.

 

Вереск известен давно. Еще в седой древности листья его использовали вместо хмеля, цветы — для выделки и окраски кож, а изображение цветка входило в герб одного из шотланд­ских кланов.

 

Цветы розового и лилового вереска обожала известная французская писательница Аврора Дюдеван, выступавшая под псевдонимом Жорж Санд. С восторгом говорила она о них в своих произведениях, ими украшала окна и столы гостиной.

 

Трубочных дел мастера считают незаменимым сырьем корни вереска, которые ценятся почти на вес золота.

Сплошной листвой усыпан берег,

Туман плывет наискосок,

На берегу развеял вереск

Лилово-розовый дымок.

Васильки, васильки средь рядов пожелтевшего хлеба,

Васильки, васильки, как безоблачный полдень ясны, 

Видно, это на землю упали осколочки неба, 

Заставляя нас вспомнить забытые песни весны.

Однажды небо упрекнуло ниву в неблагодарности: «Все, что населяет землю, благодарит меня. Птицы посылают мне пение, цветы — благоухание и цвет, леса — таинственный шепот, и только ты не выражаешь признательности, хотя никто иной, а именно я наполняю корни злаков дождевой водой и заставляю вызревать колосья».

Проснулся лес, весной разбуженный,

Веселых ландышей жемчужины

В рассветный час, сырой и сумрачный,

Да так, что глаз не отвести.

И дождик хлещет на цветок,

Но лес зелеными ладонями.

Когда солнышко разливало тепло вокруг себя, навстречу его лучам из еловой тени протянул широкие листья малень­кий серебристый ландыш. Понежился несколько мгновений и начал петь гимн весне. Весь лес от цветов до птиц стал подпевать ландышу: ведь ландыш является лучшим цвет­ком майского леса. Стебелек ландыша унизан маленькими белыми кувшинчиками, перевернутыми горлышками вниз. И из каждого кувшинчика в изобилии льется тончайший, ни с чем не сравнимый аромат. И так как таких кувшинчиков великое множество, то все вокруг млеет от удовольствия, принимая душистые ароматические ванны. Стоит постоять несколько мгновений, и покажется, что колеблемые ветерком цветы словно с кем-то перешептываются.

Лилия получила свое название от древнегалльского сло­ва «ли-ли», что в буквальном смысле означает «белый-бе­лый».

Первые изображения ее встречаются на критских вазах и фресках, начиная с 1750 года до нашей эры, а затем — у древних ассирийцев, египтян, греков и римлян.

В Персии во времена царствования Кира лилия была основным украшением газонов, внутренних двориков и водое­мов. Столица древней Персии Суза называлась городком ли­лий, и на гербе ее было изображено несколько цветов этого величественного растения.

По древнегреческой легенде, фиванская царица Алкмена тайно родила от Зевса мальчика Геракла, но, боясь наказа­ния жены Зевса, Геры, спрятала новорожденного в кустах. Однако Гера случайно обнаружила малыша и решила покор­мить его грудью. Но маленький Геракл почувствовал в Ге­ре врага и грубо оттолкнул богиню. Молоко брызнуло на небо, отчего образовался Млечный Путь, а те несколько ка­пель, что упали на землю, проросли и превратились в ли­лии.

Вечер золотисто-рунный

Лунной пылью моросит,

На лужайке бледный лунник

Бликом зеркальца блестит.

Лунник считается не только редкостью, но и наидревней­шим растением, ведущим свою историю от доледникового периода. Название свое он получил за овально-прозрачные пластинки— стручковые перегородки, которые напоминают ущербную луну. Латинское название растения «лунария». Древние люди предполагали, что цветок этот является люби­мым растением русалок, которые в лунную ночь на Ивана Купалу выходили потанцевать на лужайку, и тогда колеблю­щийся лунник с семенами внутри служил им своеобразным идеафоном и маленьким зеркальцем, перед которым призрач­ные существа могли прихорашиваться.

 

Лютики как бы продлевают воспоминание земли о весенней воде, расселяясь по руслам бывших ручьев, заводей и полово­дий.

 

Мы, может быть, никогда бы не узнали печальной истории о Ромео и Джульетте, если бы Шекспир не повстречался в свое время с известным ботаником Джерардом. Джерард увлекался разведением лютиков и утверждал, что «яды лютиков совсем не опасны, и если умело использовать их силу, то яд можно обратить себе на пользу».

 

Именно так поступает аптекарь Лоренцо, когда Джульетта обращается к нему за помощью. Получив от аптекаря снадо­бье, Джульетта погружается в глубокий сон, который родные и близкие принимают как смерть.

Многие виды магнолий принадлежат к числу популярных деревьев и кустарников, разводимых для декоративных целей. Каждый прибывающий на Черноморское побережье Крыма и Кавказа замечает прежде всего магнолию. Однако сто — сто пятьдесят лет назад магнолий не было ни в Сухуми, ни в других городах южной России. 

Первую магнолию завезли в Европу из Америки только в конце XVII или в начале XVIII века. И когда с ней познакоми­лись европейцы, их восторг был неописуем. Началась «магно­лиевая лихорадка», подобная «тюльпановой горячке» в Гол­ландии. Садоводы стали красть цветущие деревья друг у друга и переправлять в Голландию в обмен на луковицы тюльпанов. Очень пострадал при этом сад Курьезов на Мельничном холме в Мидэссеке, принадлежащий англичанину, другу Карла Лин­нея П. Коллинзу. Этот сад обворовывали дважды. Воровство приняло такие размеры, что в дело вмешались газеты. 4 июля 1768 года английская газета «Дейли Адвертизер» обратилась в парламент с просьбой пресечь разбой воров.

Вот маки бутоны раскрыли

 И машут, как бабочки, крыльями,

Мак — наидревнейшее растение. Семена его находили еще в остатках жилищ первобытного человека. Самым красивым считается мак восточный, а самым распространенным— мак.

Легенды говорят, что когда на земле появились первые люди, природа позаботилась о том, чтобы они не только охотились, промышляли и хорошо работали, но и спокойно отдыхали. Для отдыха она подарила людям ночь. Ночь скры­вала от людей красоту и добычу, чтобы люди ничего не видели и, следовательно, ничего не делали. Однако, несмотря на это, люди и ночью продолжали бодрствовать.

Ночь, чувствуя бессилие, кутала голову в туман и поти­хоньку плакала, и на земле от ее слез образовалась роса. Увидав опечаленную ночь, природа сжалилась над ней и послала в мужья сон: вдвоем с мужем, думала при­рода, ночи легче будет успокаивать людей.

На Востоке волшебным корнем жизни считали жень­шень, на Западе— мандрагору. Мандрагора имеет цельные овальные листья, единичные пазушные крупные цветы фио­летовой или розовой окраски и плод — круглую оранжево-красную ягоду. Мясистые, богатые крахмалом корни мандра­горы обладают своеобразным ветвлением, зачастую давая два вертикальных отростка.

Корни эти проникают на глубину до двух метров, сред­няя сильно утолщенная подземная часть которых служит своеобразным крахмалохранилищем.

За причудливую форму подземных частей, напоминаю­щих обнаженные человеческие фигуры, мандрагора была предметом различных суеверий. Считалось, что она вырастает лишь на могилах под виселицами невинно загубленных людей и потому обладает волшебной силой: дает вечную молодость, сберегает от козней лукавого.

Плотный белый туман перед восходом солнца медленно плывет над землей, отчего кажется, что с неба моросит мел­кий дождик. С высоких деревьев на низкие, с низких на кусты, с кустов на траву, с травы на землю падают тяжелые капли: тихий шелест стоит вокруг и стихает лишь у самой земли, где притаился в ожидании рассвета маленький цветок.

Маргаритка раскрывается одной из первых после восхо­да солнца, за что ее ласково называют «око дня». А в переводе с греческого «маргаритка» — «жемчужинка».

И действительно, бесчисленные маленькие цветочки мар­гариток кажутся маленькими жемчужинками. Беленькие или розоватые, образующие красивые бордюры на наших клум­бах, они имеют следующую легенду о своем происхождении.

Светлым солнечным приветом

В феврале французский город

Канны ежегодно отмечает

Родиной мимозы является тропическая Америка. При­везенная в середине прошлого столетия из Сан-Доминго ка­питаном Полем Турнером, она чувствует себя полноправной хозяйкой праздника; желтым пламенем входит в дома, радуя женщин. Капитан Поль Турнер, одаривая мимозой Европу, верил в способность растения узнавать лукавых женщин, при появлении которых мимоза будто бы складывает листья. Стоит слегка задеть листочек или сломать его, как над дере­вом пронесется испуганный шелест, напоминающий легкое дуновение ветра или шум первых капель весеннего дождя, и через мгновение, вместо кустящейся зелени, видны только прутики листовых черешков. Кажется, что дерево как бы внезапно поникло, обожженное морозом. Но не торопитесь с выводами. Подождите. Через некоторое время стыдливая мимоза расправит листочки.

Свежая-пресвежая, 

нежная-пренежная.

Над цветком наклонишься,

Нежностью наполнишься.

Нельзя быть равнодушным при виде стройного и граци­озного нарцисса, один из видов которого ласково называют поэтическим. Цветет он в марте— апреле и имеет сильный и резкий запах. Большой букет этих цветов в комнате ставить опасно, он способен вызвать головокружение. Недаром назва­ние цветка произошло от греческого слова «наркао».

Лучистый, нежно-белый цветок нарцисса всегда немного склонен набок, и когда растет он у водоема, создается впечат­ление, что нарцисс любуется своим отражением.

Голубою светлой капелькой

Незабудка солнцем вкраплена,

Однажды богиня цветов Флора спустилась на землю и ста­ла одаривать цветы именами. Всем цветам дала имя, никого не обидела и хотела удалиться, но вдруг услышала за спиной: 

- Не забудь меня, Флора! Дай и мне какое-нибудь имя!

- Оглянулась Флора — никого не видно. Снова захотела уйти, но голосок повторился:

- Не забудь меня, Флора! Дай мне, пожалуйста, имя!

И тут только Флора заметила в разнотравье маленький цветок.

- Хорошо,— сказала богиня,— будь незабудкой. Вместе с именем я наделяю тебя чудесной силой — ты будешь возвращать память тем людям, которые начнут забывать своих близких или свою родину.

Разливает летний сад

Знойный душный запах.

Одуванчики стоят

В облачных папахах.

Тихо клонятся к ногам.

Слабый ветер дунет —

И осыплет на луга

Белый пух июня.

Одуванчик очень любопытный цветок. Пробудившись весной, он внимательно посмотрел вокруг себя и увидел сол­нышко, которое заметило одуванчик и осветило его желтым лучиком. Пожелтел одуванчик и так полюбил светило, что не отводит от него восторженного взгляда. Взойдет Солнце на востоке — одуванчик на восток смотрит, поднимется в зе­нит — одуванчик поднимает головку кверху, приблизится к закату — одуванчик не спускает с заката взгляда. И так всю жизнь, пока не постареет и не станет седым. А поседеет, распушится и пустит по ветру пушинки-парашютики и под каждой по семечку подвесит. Полетят парашютики с семена­ми, увидят хорошую полянку, опустятся, зернышко спе­чется в какую-нибудь впадинку и пролежит до весны...

Лепестками атласными рдея,

Как восход над покоем воды,

Зацвела на заре орхидея,

И от счастья запели сады.

«Видом орхидей следует наслаждаться так же, как насла­ждаются, целуя женщину или слушая стихи. Посмотрите на нее долгим, внимательным взглядом. Полюбуйтесь нежно­стью контуров и разнообразием узоров. От отдельных частей перейдите к созерцанию пышной композиции в целом. Погру­зитесь в богатство тонов и вкусите его с самозабвением, с ка­ким отдаются хорошему настроению. Пусть от вас не усколь­знет ни один из ее оттенков, образующих пеструю гамму, омут цветов, в который бы хотелось нырнуть и не всплывать» — так сказал об орхидеях чешский садовод Ян Сатрап.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru