В американском штате Иллинойс есть го­род, который называется Олнёй. На первый взгляд в нем нет ничего примечательного — обычный американский провинциальный горо­дишко. Но одна «изюминка» у этого города все-таки есть — в городском парке живут белки. Причем не простые белки, а особенные — бе­лые. Горожане гордятся своими белками (каж­дому хочется чем-нибудь гордиться), поэтому в Олнёе недавно создан даже специальный отряд полиции, главная задача которого — ... охрана белых белок (а заодно и других представителей дикой фауны).

На уни­форме отряда красуется знак белой белки, и эти стражи закона денно и нощно охраняют покой подопечных. Любой чело­век, так или иначе прояв­ляющий агрессию по от­ношению к белкам, под­вергается аресту и круп­ному штрафу. 

Городской устав запрещает охотиться на белых белок и вообще причинять этим созданиям какой-ли­бо ущерб. Нарушители же платят штраф в размере 500 долларов. Более того, в Олнёе белки имеют «право зеленого света» на доро­гах — водители обязаны всегда уступать им дорогу, какой бы загруженной ни была трас­са, и как бы человек ни спешил. Но если рань­ше вредителей поймать было сложно, то сей­час безопасность белкам гарантирована. От­ряд полиции постоянно следит за передвиже­ниями групп белок и отдельных особей по го­роду, и если полицейский видит угрозу белке, моментально приходит ей на помощь.

Как же могло получиться, что везде белки рыжие или серые, а в Олнее белые? Дело в том, что белое потомство может появиться у любого вида животных (в том числе и у чело­века). Например, все знают, что лабораторные мыши и крысы белые, а дикие — серые, ни­кого нельзя удивить белыми хомячками и морскими свинками, реже встречаются белые кошки. Более того, науке известны белые кен­гуру, медведи, слоны и даже жирафы! У боль­шинства таких животных помимо окраски есть еще один общий признак — у них розо­вые глаза. Среди аквариумистов популярны белые рыбки — цихлиды. Такая окраска (бе­лая или розовая кожа, шерсть или перья и красные глаза) вызывается особой мутацией, а животные — носители данной мутации — называются альбиносами. Встречаются аль­биносы и среди людей — на каждые 20-30 ты­сяч «нормальных» детей рождается один ребенок-альбинос. Причем происходит это неза­висимо от расы — альбиносы регулярно появ­ляются и в семьях европейцев, и у негров, и у американских индейцев, и у любых других народов, населяющих нашу планету.

Почему же у столь разных организмов про­является одна и та же мутация? Дело в том, что окраска большинства животных обеспечи­вается одним и тем же веществом, которое уче­ные называют меланином. Различные формы меланина придают разную окраску, зависит оттенок окраски и от количества меланина в коже. А образуется меланин при помощи осо­бого белка-фермента, у которого, как и у лю­бого белка, есть «свой» ген. Вы, наверное, уже  догадываетесь, что если этот ген по каким-то причинам не работает, то в организме не обра­зуется фермент, а значит, не может образо­ваться меланин. Это и есть мутация альбиниз­ма. Большинство животных имеет доминант­ный ген окраски, который отвечает за образо­вание меланина, его мутантная рецессивная форма определяет отсутствие красящего веще­ства. А раз нет краски — нет и окраски, и на свет появляется чисто белое животное. Вы мо­жете возразить — глаза-то у альбиносов крас­ные! Все правильно — глаза тоже не содержат меланина, а красный цвет им придают много­численные кровеносные сосуды.

Интересно, что между «нормальной» окра­ской и альбинизмом существует целый ряд пе­реходов, каждый из которых имеет свою фор­му (или, как говорят генетики, аллель) гена окраски. Чаще всего встречаются неполные альбиносы — они, как и настоящие альбино­сы, чисто-белые, но глаза у них темные. Ино­гда рождаются неполные альбиносы с черны­ми ушами или кончиком мордочки.

Наконец, среди полных альбиносов часто встречаются глухие животные. Например, все­гда лишены способности различать звуки бе­лые кошки. Как же связаны между собой та­кие, казалось бы, совсем разные признаки, как окраска шерсти и способность различать зву­ки? Оказывается, в глухоте альбиносов вино­ват все тот же меланин, а вернее, его отсутст­вие. Но как наличие красящего вещества мо­жет влиять на слух животного? Давайте вспом­ним, как устроено ухо все той же кошки.

Наверное, ни у кого не вызовет затрудне­ния ответ на вопрос, чем слышат звери? Ко­нечно же, ушами. Между тем то, что мы назы­ваем ухом, — кожистые ушные раковины — настоящим ухом (то есть органом слуха) на са­мом деле не являются. Роль ушных раковин заключается совсем в другом — они собирают звуковые волны и направляют их по слухово­му проходу к барабанной перепонке. От бара­банной перепонки с помощью особых слухо­вых косточек звуковые волны передаются в перепончатый лабиринт, или внутреннее ухо. Главная часть перепончатого лабиринта — улитка — состоит из трех каналов, разделен­ных между собой перепончатыми мембранами. В среднем канале находятся особые волосковые клетки, которые и улавливают звуковые волны. Но работа волосковых клеток невоз­можна без эндолимфы — особой жидкости, которая заполняет перепончатый лабиринт. Когда ученые сравнили строение уха глухих кошек-альбиносов и нормальных животных, выяснилось, что они ничем не отличаются, кроме одного — состава эндолимфы. Но как отсутствие меланина может влиять на эндолимфу? 

Оказалось, что эндолимфа образуется специальными клетками, которые находятся в стенках перепончатого лабиринта. Эти клет­ки работают как маленькие насосы — они «откачивают» из крови только определенные эле­менты, формируя эндолимфу. Самое удиви­тельное, что работа этих клеток невозможна без присутствия... меланина. У альбиносов ме­ланина нет. Нет меланина — не работают клетки-насосы, не работают насосы — не об­разуется эндолимфа, нет эндолимфы — не ра­ботают волосковые клетки, не работают волосковые клетки — внутреннее ухо не способно воспринимать звуковую волну. Поэтому-то животные-альбиносы очень часто глухие.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru