В древнегреческих мифах упоминаются удивительные создания — кентавры. Счита­лось, что в незапамятные времена, когда боги еще не ушли на гору Олимп и жили среди лю­дей, встречались странные существа с тулови­щем лошади и торсом человека. 

Человечество взрослело, старые сказки забывались, посте­пенно забылись и мифические кентавры — полулюди-полулошади. И вдруг сказка обер­нулась явью. Ученые обнаружили организмы, странным образом сочетавшие в себе чер­ты двух разных орга­низмов.

Конечно, уче­ные — серьезные лю­ди, они предпочитают всему, что открыва­ют, давать научные названия. Вот и новые «кентавры» были на­званы гинандроморфами.

Как вы думаете, у какого насекомого впервые были обнару­жены особи-«кентавры»? Конечно, у мухи- дрозофилы! Ведь через руки генетиков всего мира прошло много миллионов этих прилеж­ных «тружениц науки». И вот однажды в ру­ках исследователей оказалась мушка невидан­ной формы. Одна половина туловища у нее бы­ла гораздо больше другой; на этой большей по­ловине брюшко пересекало пять черных по­лос, но зато меньшая часть туловища имела только три полосы. «Две половинки» дрозофи­лы различались и цветом глаз: левый глаз был красным, а правый — белым. Самое интерес­ное, но ученые не смогли выяснить, какого по­ла было это удивительное создание — мужско­го или женского. Дело в том, что у дрозофилы самки гораздо больше самцов, кроме того, у самок на брюшке пять черных полос, а у сам­цов — всего три. Получается, что муха-«кен­тавр» — это не просто очередной мутант, которых генетики получали тысячами: одна ее половина была самкой, а другая — самцом!

Вот тут-то за дело взялись генетики. Им уже был известен секрет различий между женским и мужским полом у дрозофилы. Вспомним, что у самок в клетках находится две Х-хромосомы, а у самцов — только одна. Чтобы выяснить, являются ли две половины мушки-«кентавра» различными по полу, до­статочно было только подсчитать число хро­мосом в клетках правой и левой частей тела. Когда это сделали, все сомнения исчезли- Ле­вую половину тела составляли клеткл с дву­мя Х-хромосомами, то есть женские клетки, а правая половина имела в ядрах лишь одну Х-хромосому. Генетическая разница в частях гинандроморфа была установлена.

Оставалось понять, как же мог возникнуть такой «кентавр». Удалось выяснить и это. В момент оплодотворения все шло, как и пола­галось: яйцеклетка встретилась со сперматозои­дом, несущим Х-хромосому. Образовалась пер­вая клетка нового организма — зигота. В этой зиготе было две Х-хромссомы, и из нее должна была вырасти нормальная самочка дрозофилы. Но вот зигота начала делиться, и тут случилось непредвиденное: одна из Х-хромосом разруши­лась. В результате одна дочерняя клетка полу­чила две Х-хромосомы, а вторая осталась с од­ной Х-хромосомой. Образовавшаяся клетка из женской превратилась в мужскую. Следующие деления прошли нормально, и из той клетки, ко­торая была женской, развилась женская полови­на тела, а из мужской клетки — мужская.

Но если этот механизм верен, то при нару­шении не в первом, а, скажем, во втором де­лении, только четверть тела станет мужской. Если же нарушение произойдет в третьем де­лении, то изменится одна восьмая часть тела. Таких мушиных «кентавров» ученые называ­ют мозаиками. Но неужели «кентавры»-гинандроморфы встречаются только у дрозофи­лы? Конечно же, нет! Просто возникновение таких существ — это настолько редкое явле­ние, что для их обнаружения необходимо про­смотреть многие тысячи организмов. Именно поэтому впервые они были найдены у дрозо­фил. А потом гинандроморфы были обнаруже­ны у бабочек, кур и некоторых певчих птиц. Более того, они были увековечены и в худо­жественной литературе — описание бабочки- гинадроморфа несколько раз встречается в книгах известного энтомолога-любителя и од­новременно одного из величайших русских писателей Владимира Набокова.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru