После переоткрытия законов Менделя ге­нетики считали, что эти законы описывают все возможные механизмы наследственности в природе. Однако очень скоро выяснилось, что во многих случаях признаки наследуются совсем не так, как это можно было предполо­жить, исходя из законов Менделя.

Нам с вами еще предстоит подробное зна­комство с плодовой мушкой — дрозофилой, излюбленным объектом изучения многих ге­нетиков. Пока же давайте попробуем выяс­нить, как у этого насекомого наследуется та­кой признак, как окраска глаз.

Все дикие дро­зофилы отличаются темно-красными глазами, а вот лабораторные мушки могут похвастать­ся разными расцветками глаз — известны дрозофилы с ярко-красными, коричневыми и белыми глазами. Как и следовало ожидать, «дикие», темно-красные глаза — это доми­нантный признак, а все остальные вариации — рецессивные. 

Исследова­тели скрестили между со­бой мушек с ярко-красны­ми и коричневыми глаза­ми, при этом все их по­томки оказались «дикого» типа — с темно-красными глазами. А вот во втором поколении проявились сразу все четыре возмож­ных признака — в про­бирках оказались и красноглазые (причем как темные, так и яркие), и коричневоглазые, и белоглазые дрозофилы. Больше всего было «диких» мух, в три раза меньше — коричневоглазых и «ярко-красных» и совсем мало — белоглазых. Но это должно противоречить законам Менделя, ведь при так называемом дигибридном скрещивании во втором поко­лении должно проявляться только три, а не четыре признака. Откуда же взялись бело­глазые мухи?

Оказалось, что за окраску глаз у дрозофи­лы отвечает не один, а целых два гена. Один из них (обозначим его А) отвечает за красные глаза, а другой (В) — за коричневые. Получа­ется, что дикие мушки имеют сразу два доми­нантных гена (А и В) и темно-красные глаза; если у дрозофилы только один доминантный ген (А или В), значит глаза у нее будут ярко- красными или коричневыми; а если нет ни од­ного (то есть набор генов ааbb) — то и глаза у нее будут бесцветными. Получается, что гены А и В как бы дополняют действие друг друга, причем нормальная, «дикая» окраска разви­вается только в том случае, если «работают» оба гена.

Однако гены вовсе не всегда «помогают» друг другу. Очень часто в природе все проис­ходит как раз наоборот — один ген полно­стью подавляет действие другого. Как вы ду­маете, какое потомство родится у черного кролика и белой крольчихи? Опираясь на уже известные закономерности, можно пред­положить, что все новорожденные крольчата будут либо черными, либо белыми, в зависи­мости от того, какой из генов будет доминировать. Но на самом деле все крольчата бу­дут серыми — в первом же поколении появ­ляется новый признак! А вот уже у гибрид­ных, серых кроликов, рождаются дети всех мастей — и серые, и черные, и белые. Но се­рых опять больше всего — на 9 серых кроли­ков приходится всего 3 черных и 4 белых. Снова нарушение закономерностей, выведен­ных Менделем. В чем же дело? Почему при скрещивании черного и белого кроликов в потомстве появляется новый признак — се­рая окраска шерсти? 

Оказывается, у кроли­ков окрас определяется сразу двумя генами. Один из них (обозначим его буквой А) отве­чает за наличие или отсутствие самого крася­щего вещества — пигмента. При этом зверь­ки — обладатели доминантного гена (А) — окрашены, а те, кому по наследству доста­лась пара рецессивных генов (а), окраски, то есть белого цвета, лишены. А вот другой ген (его обозначают буквой В) решает, как крас­ка распределится по волосу. При этом серы­ми будут обладатели доминантного гена (В): у них краска-пигмент накапливается у осно­вания волоса, а большая его часть остается бесцветной, в то время как у черных кроликов — носителей рецессивного гена (Ь) весь волос равномерно прокрашивается в черный цвет. Но, конечно, ген В работает только в том случае, если рядом есть хотя бы один до­минантный ген А, который «поставляет» краску-пигмент. Получается, что рецессив­ный ген «а» мешает другому гену проявить себя — ведь если краски нет, то и распреде­лять нечего.

Наконец, очень часто за один и тот же признак отвечают сразу множество генов, ко­торые как бы дополняют действие друг дру­га. Если все они будут рецессивными, этот признак вообще не проявится: чем больше среди них будет доминантных, тем сильнее проявление признака.

Все вы знаете, что у современного челове­ка существует множество вариантов цвета кожи — от почти белого у северных народов до угольно-черного у некоторых африкан­ских племен. От смешанных браков между темнокожими и светлокожими людьми рождаются мулаты, обладающие промежуточны­ми вариантами цвета кожи. Дело в том, что у человека за цвет кожи отвечают по край­ней мере два разных гена, которые обычно обозначаются А1 и А2, причем каждый из них может существовать в нескольких фор­мах — аллелях. 
Люди, у которых все формы этих двух генов доминантны, будут иметь темную кожу, а кожа людей с рецессивными генами а1 и а2 почти белая; люди с промежу­точными сочетаниями имеют различные от­тенки кожи: от очень темной до почти свет­лой. Цвет кожи человека — далеко не един­ственный признак, который определяется подобным совместным действием несколь­ких генов. Более того, у живых организмов за большинство так называемых количест­венных признаков (размеры тела и его час­тей, вес, интенсивность обмена веществ и т.п.) одновременно отвечают несколько (ино­гда десятки) генов.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru