Ящерицы и черепахи, змеи и крокодилы, а также давно вымершие, но очень популярные динозавры – все эти своеобразные и замечательные существа представляют один класс животных, который называется пресмыкающиеся. Нередко их зовут еще и рептилиями, поскольку именно так звучит латинское название этой группы животных.

Около 320 миллионов лет назад, когда появились первые пресмыкающиеся, на суше господствовали насекомые и другие беспозвоночные животные. Высокий уровень организации рептилий позволял им без труда подавлять беспозвоночных конкурентов, а корма на Земле было в изобилии. Началось бурное развитие и расцвет класса пресмыкающихся. Даже те немногие окаменевшие их остатки, которые находят ученые, свидетельствуют, какого потрясающего масштаба достигало их господство на Земле. Оно длилось около 200 миллионов лет, и в этот период пресмыкающиеся не только освоили все ресурсы суши, но и смогли, используя преимущества своей высокой организации, вернуться в воду и существенно потеснить безраздельно царствовавших там рыб. Рептилии поднялись и в воздух, где до них летали только насекомые.

Пресмыкающиеся – первые позвоночные животные, ставшие настоящими наземными обитателями, независящими от водной стихии, – вынуждены были защищать свое тело от сухого воздуха и солнечных лучей. Поэтому, по сравнению с земноводными, их кожа более толстая и твердая. Если прикоснуться к лягушке или тритону, почувствуешь влажную, тоненькую и гладкую кожицу. Пресмыкающиеся же на ощупь сухие, гораздо более твердые и шершавые. В их коже развивается мощный роговой слой, образующий чешуи и щитки. Чешуей покрыто почти все тело пресмыкающихся – даже веки и тончайшая кожица между пальцами усыпаны бисером микроскопических чешуек–гранул. Внешне чешуя рептилий напоминает чешую рыб.

Однако в действительности это – совершенно разные образования: рыбья чешуя состоит из костной ткани, развивающейся в коже, а чешуя пресмыкающихся – утолщение рогового слоя кожи; у рыб чешуи постоянны и растут всю жизнь (поэтому по их концентрическим слоям можно определять возраст рыб), а у пресмыкающихся они регулярно сменяются при линьке. Любопытно, что такие же, как у рептилий, роговые чешуи есть у птиц (они покрывают их лапы) и у некоторых млекопитающих (их можно заметить, например, на хвосте у крысы). Но настоящим роговым чешуйчатым покровом обладают только пресмыкающиеся. У птиц он преобразуется в перья (которые, по сути, представляют собой видоизмененные чешуи), а у млекопитающих заменяется волосяным покровом.

Как правило, чешуи и щитки располагаются на теле пресмыкающихся не хаотически, но подчиняясь некоей закономерности: каждый элемент чешуйчатого покрова занимает вполне определенное место. Количество и взаимное расположение чешуй и щитков не изменяются у животного в течение всей его жизни и примерно одинаковы у всех особей одного вида. Эту замечательную особенность чешуйчатого покрова пресмыкающихся давно отметили ученые, изучающие этих животных – герпетологи. Оказалось, что по особенностям взаимного расположения, количественного соотношения чешуй и щитков, их формы и размеров можно точнее всего описывать и различать виды и группы видов этих животных. Другие внешние признаки – размеры, окраска и т. п. – гораздо более изменчивы.

Основная «задача» кожи пресмыкающихся – защита организма от высыхания. Но этим значение кожных покровов рептилий, конечно, не ограничивается. Несмотря на внешнюю грубость и мертвенность, они сохраняют такую же чувствительность, как кожа других животных. Ведь к чешуе и роговым щиткам тоже подходят нервные окончания, благодаря которым животные воспринимают температуру внешней среды и соприкосновение с другими предметами (поэтому змея или ящерица почувствуют, если их погладить – другой вопрос, будет ли это им приятно?)

Чешуи и щитки важны также при передвижении пресмыкающихся, поэтому их строение во многом зависит от способов перемещения и особенностей среды обитания животных. Змеи и многие ящерицы, не имея (или не используя при ползании) конечностей, опираются о землю брюшной стороной тела, и поэтому у них развиты широкие и прочные брюшные щитки. Они защищают внутренние органы, но главное, с их помощью извивающееся животное отталкивается от неровностей почвы и ползет вперед (по совершенно гладкой поверхности змея ползти не сможет – будет, извиваясь, скользить на одном месте). У тех видов, которым не приходится в прямом смысле слова ползать на брюхе, такие щитки не развиты. Например, у морских змей, всю жизнь плавающих в толще океанских вод, и у слепозмеек, живущих, подобно дождевым червям, в почве, все тело покрыто равномерной мелкой чешуей.

Способы использования кожных покровов для защиты от врагов весьма разнообразны. Причудливые кожные выросты иногда придают ящерицам неожиданно устрашающий вид: заметит хищник такое удивительное шипастое и рогатое создание, да и предпочтет поискать что–нибудь попроще. Яркий тому пример – обитающая в Австралии бородатая ящерица. Такое необычное название она получила из–за длинных, похожих на колючки чешуек, густо покрывающих нижнюю часть головы. В случае опасности ящерица широко раскрывает пасть, раздувает горло и тело, при этом колючки оттопыриваются во все стороны, и вокруг зубастой пасти возникает подобие щетинистой бороды. Поскольку бородатая ящерица – животное относительно крупное (около 60 см), своим внешним видом она может отпугнуть многих хищников.

Черепахи – единственные среди позвоночных животных обладатели такого оригинального защитного приспособления. Их панцирь – собственно не просто видоизмененный кожный покров, но очень сложное образование, которое включает кожные роговые щитки, развивающиеся в коже мощные костные пластины и срастающиеся с ними элементы скелета – ребра, отростки позвонков, ключицы. (Только в наивных мультфильмах черепахи свободно вылезают из своих панцирей, как собаки из будок, на самом деле черепахе ничуть не легче проделать это, чем нам – вылезти из собственной грудной клетки).

Особую прочность панцирю придает то, что швы между роговыми щитками и костными пластинами не совпадают. В общем, сооружение по всем правилам бронетехники.

В кожных покровах пресмыкающихся есть элементы, значение которых не совсем понятно. Это – удивительно видоизмененные чешуи или кожные выросты, образующие что–то вроде рогов, гребней и прочих украшений. Примеров тому множество. Особенно разнообразны они у хамелеонов. Из–за фантастических рогов на голове эти ящерицы напоминают маленьких драконов. Рога представляют собой кожные выросты, покрытые чешуей, или твердые роговые образования, подобные рогам некоторых парнокопытных млекопитающих. Они могут быть прямыми, изогнутыми, закрученными, раздвоенными на вершине. У некоторых видов есть только один находящийся на конце морды рог (как у мифического единорога), у других два или три рога располагаются в ряд в центральной части головы. Четырехрогий хамелеон получил такое название, поскольку обладает сразу двумя парами рогов.

У некоторых пресмыкающихся кожные покровы имеют специальные приспособления для жизни в особых условиях. Особенно часто кожные разрастания появляются у видов, обитающих в воде. Так, у пресноводных черепах хорошо развиты плавательные перепонки между пальцами. Подобные перепонки есть у некоторых водоплавающих ящериц, например у обитающих на Галапагосских островах морских игуан. Эти достигающие полутораметровой длины ящерицы питаются морскими водорослями и ныряют за ними на значительную глубину.

У некоторых древесных гекконов пальцы также соединены кожной пленкой, в результате лапка становится шире и еще лучше удерживает ящерицу на вертикальных поверхностях. Есть виды, у которых кожная оторочка развита не только между пальцами, но и по бокам тела, лап, хвоста. Это не только помогает такому плоскому, как лист, геккону держаться на стволах, но и хорошо его маскирует, скрадывая очертания тела.

Людей, меняющих свое обличье, иногда сравнивают со змеей, меняющей кожу. В действительности же змеи, как и другие пресмыкающиеся, кожу не меняют, но периодически линяют – сбрасывают верхний, отмерший и изношенный роговой слой кожи. Линяют и другие наземные позвоночные – земноводные, птицы, млекопитающие. Но у земноводных отбрасывается лишь тончайший слой кожи, и со стороны линька почти не заметна, а у птиц и млекопитающих каждое перышко или каждый волосок выпадают по отдельности. Только у пресмыкающихся линька имеет всеобъемлющий и, можно сказать, зрелищный характер.

При линьке ящериц и змей отслаивание верхних роговых слоев происходит одновременно по всему телу. Этот процесс продолжается несколько дней. Вначале кожа животного как бы мутнеет, оно становится малоподвижным и теряет аппетит. Затем отмерший и подсохший поверхностный слой разрывается и спадает с тела животного. Особенно эффектно освобождаются от сбрасываемых слоев кожи змеи. Сначала змея трется мордой о грунт и окружающие предметы головой.

У предшественников рептилий – рыб и земноводных – кожа слизистая, богатая различными железами. А кожа пресмыкающихся сухая и почти лишена желез. Но вот за этим «почти» скрываются довольно интересные кожные образования. Анализируя детальное строение кожи пресмыкающихся, ученые обнаружили у разных видов в различных местах своеобразные железы, выделяющие вещества со специфическими запахами.

Наиболее известны так называемые прианальные железы, располагающиеся в основании хвоста или на внутренней стороне бедер многих ящериц. С помощью этих желез ящерицы оставляют пахучие метки (иногда для этого даже специально трутся задней частью тела о землю) и таким образом «сообщают» сородичам о своем присутствии.

При всем внешнем многообразии пресмыкающихся (подробнее об этом будет рассказано ниже) у них можно различить три основных типа строения тела. Самый распространенный – ящеричный: голова, шея, туловище, хвост и четыре лапы. Так выглядят типичные ящерицы, но в принципе такую же внешность имеют и гаттерии, и крокодилы. Этот облик вполне соответствует строению не только типичного пресмыкающегося, но и вообще немного четвероногого животного. А вот два других типа чрезвычайно своеобразны и уникальны среди позвоночных животных. Это хорошо всем знакомые змея и черепаха. У первой внешне незаметны даже следы конечностей, зато тело неимоверно удлинено и незаметно переходит в хвост.

Следует отметить, что змеиное тело могут иметь не только собственно змеи (о сложных родственных связях ящериц и змей мы поговорим позднее), но и многие утратившие конечности и трудноотличимые от змей ящерицы. У черепах же общий план строения теоретически такой же, как у ящериц, но тело заключено в мощный панцирь. И это обстоятельство настолько преображает внешность черепах, что делает их совершенно не похожими на других животных.

Вряд ли в какой–либо другой группе позвоночных животных хвост играет столь важную роль, как у пресмыкающихся. При этом рептилии «используют» хвост необычайно разнообразно и многосторонне.

Первое, что приходит на ум при упоминании хвоста у пресмыкающихся, это уникальная способность ящериц отбрасывать хвост при опасности для сохранения своей жизни. В хвостовых позвонках ящериц, способных к такой аутотомии, есть неокостеневающие прослойки, в этих местах и отделяется отбрасываемая часть хвоста. Само обламывание происходит благодаря резкому сокращению хвостовых мускулов.

При этом мускулы не только разрывают хвост, но и сразу перетягивают кровеносные сосуды, не допуская потери крови.

Потеря хвоста (а с ним и накопленных запасов) настолько существенна, что противодействие этому принимает подчас удивительные формы. Так, сцинковая ящерица североамериканская сцинцелла, отбросив хвост и скрывшись от хищника, возвращается затем на прежнее место, и если хищник хвостом пренебрег... поедает его сама! (Не пропадать же добру!).

У родственников этой ящерицы – разнообразных сцинков – хвосты детенышей и взрослых окрашены совершенно по–разному: у молоди они вызывающе ярко–синие, а у взрослых – не отличаются по цвету от туловища. Дело в том, что потеря хвоста в раннем возрасте не очень существенна: он не содержит больших запасов и легко восстанавливается. Но зрелой ящерице утрата хвоста обходится дорого. Поэтому молодым сцинкам «выгодно» привлекать внимание охотящихся на них змей к ярко окрашенному хвосту. Взрослые же, хотя и сохраняют способность к аутотомии, все–таки предпочитают спасаться другим способом (убежать, затаиться).

Совершенно фантастическим хвостом обладает австралийский листохвостый геккон. Эта крупная древесная ящерица имеет сильно сплюснутое туловище и широкий плоский листовидный хвост причудливой формы. Вообще короткие широкие плоские хвосты встречаются у ряда древесных гекконов Австралии и Мадагаскара. Форма и окраска их хвостов, похожих скорее на листья или щитки, прекрасно маскирует этих ящериц на коре деревьев и среди листвы. По–видимому, такой плоский хвост также помогает ящерице удерживаться на вертикальных поверхностях, а еще благоприятствует планирующим прыжкам.

Необычен хвост австралийских земляных гекконов – коротенький, толстый, с шишковидным выростом на конце (из–за чего этих гекконов называют еще «шишкохвостыми»).

Поскольку хвост представляет значительную ценность для ящерицы и его потеря трудновосполнима, ящерица старается всячески этого избежать. В природе случается, что ящерице, у которой процесс аутотомии уже начался, каким–то образом удается предотвратить полную утрату хвоста. Мышцы уже рефлекторно разорвали позвонок, и хвост надломился, но внешняя опасность миновала – и ящерица осталась с полуоторванным хвостом. Рана быстро зажила, и хвост сохранился, но поскольку разрыв позвонка все–таки произошел, начался рост нового хвоста. И вот через короткое время в месте надлома появляется второй хвостик, сначала маленький, но затем догоняющий по длине первый. Так обычная

Ящерица превращается в двухвостую. Таких «Монстров» изредка находят. Гораздо реже, но Может случиться, что вырастет и более двух Хвостов. Понятно, что жить с таким «веером» В естественной среде практически невозможное подобное чудо природы может сохраниться Только в террариуме.

Возвращаясь к вопросу об общем плане строения пресмыкающихся, нельзя не упомянуть о необычном явлении, довольно часто встречающемся именно у этих животных. Речь идет о монстрах, появляющихся в результате врожденных уродств. Подобные уродства возникают у самых разных животных (те, кто посещал Кунсткамеру в Петербурге, хорошо себе это представляют). Но пресмыкающиеся, в силу своей необычайной выносливости и живучести, ухитряются выживать с такими аномалиями, с какими других животные погибают еще на стадии зародыша.

Особенно удивительны двойниковые уродства – своеобразные сиамские близнецы. Чаще всего встречаются двухголовые змеи. Иногда раздваивается только передняя часть головы, и тогда у животного оказывается двойной набор ноздрей и глаз, может оказаться и лишь три глаза. Иногда две головы совершенно самостоятельны, но имеют общее тело. Подобные двухголовые существа могут не только появиться на свет, но и жить – питаться и расти.

«Рожденные ползать» – это сказано, конечно, о пресмыкающихся. Совершенно естественно представить себе ползущую по степи черепаху или передвигающуюся «по–пластунски» ящерицу. Крокодил медленно тянет свое тело по влажному берегу, оставляя позади глубокую борозду от тяжелого хвоста. Змеям, кажется, вообще ничего другого не остается, кроме вечного ползания.

В принципе, у пресмыкающихся конечности такие же, как у более высоко организованных четвероногих – птиц и млекопитающих. Если посмотреть внимательно, лапка ящерицы удивительно похожа дайсе на руку человека: у передних конечностей те же плечо, локоть, предплечье, кисть с пальцами, у задней – бедро, колено, голень, стопа. Но конечности рептилий, в общем, развиты гораздо слабее и не могут постоянно поддерживать тело высоко над землей – а это совершенно необходимо для нормального бега. Среди пресмыкающихся нет бегунов, подобных не то чтобы лошади, гепарду или страусу, но и обычной кошке.

Название «пресмыкающиеся» точно отражает особенности передвижения этих животных, связанные с расположением их конечностей. Последние находятся по бокам от туловища и далеко отнесены от него. Туловище как бы висит между опорами (у типичных млекопитающих туловище располагается над конечностями, опираясь на них) и чаще всего опускается на землю. Даже при передвижении большинство пресмыкающихся далеко не всегда приподнимают туловище – наоборот, его изгибания и отталкивания от субстрата помогают передвижению наряду с лапами. Настоящие ходьба и бег (с выпрямленными конечностями и приподнятым телом) наблюдаются сравнительно редко, обычно же рептилии ползут, «пресмыкаются» (а безногие иначе просто не могут).

Все пресмыкающиеся, хотя бы иногда, ползают, то есть перемещаются, опираясь брюшной стороной о землю. Казалось бы, что необычного можно ожидать от столь прозаического действия. Но какими многообразными оказываются способы этого «примитивного» ползания по земле!

Два основных способа передвижения пресмыкающихся – бег и ползание – имеют каждый свои достоинства и недостатки, по–разному проявляющиеся в разных условиях среды. На обширных открытых пространствах, в местах с ровной поверхностью бег довольно эффективен. Но ящерицы очень часто живут там, где, образно говоря, не разбежишься: в каменистых завалах, среди зарослей травы, в толстом рыхлом слое листового опада. Нередко в таких местах ползание – единственный способ передвижения. И тогда случается, что конечности становятся не только ненужными, но даже мешают. Поэтому в нескольких группах ящериц происходит постепенная редукция (уменьшение, а потом и полное исчезновение) конечностей. Особенно ярко это явление выражено у сцинковых ящериц. Сцинки в своем большинстве – проворные изящные ящерицы с длинным гладким телом, чем–то напоминающие змей. Многие из них быстро ползают, извиваясь, как и змеи, всем телом, и поэтому тело у них нередко змееобразно удлиненное. При таком ползании ящерицы прижимают лапки к телу (чтобы они не мешали). У некоторых сцинков конечности, как неиспользуемые органы, упрощаются и исчезают.

Самые удивительные бегуны среди ящериц – крупные околоводные василиски: они бегают на задних лапах по поверхности воды. Ящерицы эти довольно крупные (обыкновенный василиск достигает 80 м в длину), но прекрасно бегают и скачут по суше, лазают по деревьям, плавают и ныряют. По свидетельствам очевидцев, бег этих ящериц по воде – зрелище фантастическое. Ящерица прыгает в воду, а затем выныривает и бежит, часто и сильно отталкиваясь от воды задними лапами. Передние лапы и хвост она держит на весу. Вопрос о том, как удается этой тяжелой ящерице с вполне обычными лапами удерживаться на поверхности воды, интересен с точки зрения механики.

Оказывается, важную роль играют частота ударов конечностями о воду и изменение взаимного расположения пальцев лапы. Василиск делает около 20 шагов по воде в секунду! Эта невероятная частота позволяет так быстро оторвать лапу от поверхности, что она не успевает даже погрузиться в воду. От резкого удара лапы на поверхности воды моментально создается углубление (как во влажной глине от удара кулаком). Возникающая сила выталкивания достаточна для поддержки тела ящерицы.

Выше уже говорилось о том, что пресмыкающиеся относятся к холоднокровным животным. Но это не означает, что они любят холод. Совсем наоборот: рептилии – самые теплолюбивые из холоднокровных животных. Для активной жизни им необходимо много тепла из внешних источников. И что существенно, они могут себе позволить получать его непосредственно от солнца (у рыб в воде и у не переносящих высыхания земноводных такая возможность, естественно, сильно ограничена). Поэтому у большинства пресмыкающихся значительную часть времени занимает принятие солнечных ванн. В природе ящериц и змей чаще всего можно заметить греющимися на солнце, в террариумах они тоже собираются под источниками тепла и света. Улавливая солнечные лучи, пресмыкающиеся могут поднимать температуру своего тела значительно выше температуры окружающего воздуха.

Пресмыкающиеся, конечно, – солнцелюбивые и теплолюбивые животные, но всему есть предел. Не имеющие возможности скрыться от солнца ящерицы легко могут погибнуть от перегрева. Даже самые жаростойкие пустынные рептилии погибают, если температура их тела превысит 50°. Правда, с ящерицами в природе такого случиться практически не может – эти проворные существа всегда найдут возможность скрыться в более прохладное место. А вот медлительным черепахам сложнее. Известны случаи их гибели от перегрева, если сильная жара застигала их вдали от тенистых убежищ. В популяциях исполинских черепах царит жестокая борьба не за место под солнцем, а наоборот, за тенистые укрытия. Таких укрытий на островах, где еще встречаются эти чудовища, очень мало, и крупные особи не допускают к ним более слабых, обрекая их на гибель в сильную жару.

Когда мы слышим фразу: «Мне это подсказало шестое чувство», подразумевается, что у человека есть пять традиционных чувств: зрение, слух, осязание, вкус и обоняние, а помогло в данном случае какое–то неведомое ощущение. У пресмыкающихся ситуация несколько иная. Говорить отдельно о вкусе и обонянии не приходится – настолько тесно связаны у них два этих чувства. Зато у некоторых змей есть своеобразные совершенно удивительные органы, воспринимающие тепловое излучение. А в последнее время у рептилий обнаруживают еще и сейсмочувствительность – способность воспринимать колебания земной тверди, предвещающие землетрясения. Так что вполне можно считать, что неведомое нам «шестое чувство» известно, по крайней мере, некоторым пресмыкающимся.

Как и люди, пресмыкающиеся имеют слезные железы, выделяющие жидкость, которая предохраняет глаза от высыхания. Однако рептилии – не настолько эмоциональные существа, чтобы плакать. Их слезы – чисто физиологическая реакция, не связанная с душевным состоянием. «Плачущие» гигантские морские черепахи проливают в действительности не слезы из слезных желез, а жидкость, выделяемую так называемыми соляными железами, протоки которых открываются также в углах глаз. Соляные железы необходимы животным, обитающим в морской воде, чтобы выводить из организма избыточную соль. У морских игуан протоки таких желез открываются не у глаз, а в ноздри. Поэтому игуаны выглядят не плачущими, а страдающими от насморка.

Хамелеоны выделяются среди остальных пресмыкающихся практически всем. Не удивительно, что и глаза у них устроены по–особому.

Одна замечательная их особенность заключается в том, что у них нет верхнего и нижнего века с мигательной перепонкой, а есть только одно веко, сплошным чешуйчатым кольцом окружающее глаз. Это кольцо защищает и маскирует крупные глаза ящерицы, только в центре оставляя отверстие для зрачка.

Когда хамелеон переводит взгляд, это отверстие перемещается синхронно со зрачком. Другое свойство глаз хамелеона – их необычная подвижность: они свободно поворачиваются на 180° по горизонтали и на 90° по вертикали. И что еще удивительно – оба глаза двигаются совершенно независимо один от другого. Благодаря этому совершенно неподвижно сидящий хамелеон имеет необычайно широкий кругозор и может одновременно рассматривать предметы, находящиеся в противоположных сторонах окружающего его пространства.

Кожа животных воспринимает температуру среды и окружающих предметов благодаря специальным чувствительным нервным окончаниям. Особенно развита эта чувствительность у гремучих змей и их близких родственников. Термочувствительные нервные окончания собраны у них в специальных органах – термолокаторах.

Эти парные органы располагаются в передней части морды между ноздрями и глазами и имеют вид ямок, поэтому их называют лицевыми ямками, а обладахощих ими змей – ямкоголовыми. Термолокаторы позволяют змее «видеть» источники тепла (точно так же, как это позволяют делать нам специальные приборы инфракрасного видения, используемые, например, военными).

Собственно ушей, или, точнее, наружного уха, у пресмыкающихся, можно сказать, нет (своеобразное наружное ухо есть только у крокодилов). Некоторые из них не имеют и наружного слухового отверстия – оно зарастает кожей; а у змей нет даже барабанной перепонки. Поэтому внешне многие рептилии выглядят совершенно безухими, но среднее и внутреннее ухо у них есть.

Долгое время считалось, что не имеющие барабанной перепонки змеи вообще не воспринимают никаких звуков, но более тщательные исследования показали, что они способны что–то слышать, но лишь в очень узком диапазоне частот: речь человека или музыка не могут вызвать никакой реакции у змей. Черепах тоже нельзя отнести к числу тонких ценителей музыки: они достаточно чувствительны к звукам, но только к низкочастотным – реагируют, например, на шаги или бульканье воды. Гораздо лучше слышат многие ящерицы и крокодилы, причем последние воспринимают звуки в довольно широком диапазоне (от 100 до 4000 Гц).

Глухота обычно тесно связана с немотой. И действительно, вокальные способности пресмыкающихся оставляют желать лучшего. Более того, большинство из них вообще немы. Настоящий голос – звуки, производимые с помощью голосовых связок, – есть только у некоторых гекконов и у крокодилов. Громко визжать могут, кроме того, своеобразные песочные ящерицы, распространенные в западном Средиземноморье.

Гекконы используют свои удивительные вокальные возможности по прямому назначению – для общения друг с другом. Многие из этих ящериц живут на стволах деревьев или среди скал, и к тому же активны ночью. Скрытный и малоподвижный образ жизни существенно затрудняет им общение с сородичами – в таких условиях обмениваться информацией с помощью зрения и запахов трудно, а вот «перекрикиваться» – пожалуйста.

Не так давно было установлено, что многие пресмыкающиеся способны чувствовать приближающиеся землетрясения. Например, распространенная на Кавказе скальная ящерица начинает проявлять беспокойство и ведет себя необычно уже за 12 часов до начала небольших местных землетрясений. Возможно, у пресмыкающихся есть структуры нервной системы, воспринимающие изменения геомагнитных полей.

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru